Accessibility links

Шотландское разочарование для Абхазии


Сегодня утром в абхазском обществе узнали через СМИ о том, что на вчерашнем референдуме лишь около 46 процентов избирателей в Шотландии проголосовали за ее независимость, а около 54 процентов, соответственно, против

Сегодня утром в абхазском обществе узнали через СМИ о том, что на вчерашнем референдуме лишь около 46 процентов избирателей в Шотландии проголосовали за ее независимость, а около 54 процентов, соответственно, против

Сегодня утром в абхазском обществе узнали через СМИ о том, что на вчерашнем референдуме лишь около 46 процентов избирателей в Шотландии проголосовали за ее независимость, а около 54 процентов, соответственно, против. Но первый вздох разочарования, услышанный мной, прозвучал еще вчера, в полседьмого вечера, то есть, с учетом разницы во времени, еще задолго до закрытия шотландских избирательных участков, когда один из абхазских интернет-форумчан, узнав о данных экзит-поллов, воскликнул: «Ах ты ж, как печально... (( Уильям Уоллес точно в гробу перевернулся».

Накануне, в среду, шотландская тема была, пожалуй, ведущей в выпусках новостей абхазских республиканских телеканалов. Рассказывалось об истории англо-шотландских отношений, демонстрировался снимок памятника павшим в грузино-абхазской войне защитникам Абхазии в шотландском городе – побратиме Сухума Килмарноке. Известный писатель Джума Ахуба говорил об изданной в Абхазии книге переводов на абхазский язык произведений Роберта Бернса. Показывали репортаж о молодежной акции в тот день на сухумской площади Свободы в поддержку сторонников независимости Шотландии. Один из участников этой акции заявил, что на его поколение огромное впечатление произвели в свое время кинофильм «Храброе сердце» и его главный герой, борец за независимость Шотландии от английских захватчиков в средние века Уильям Уоллес. Впрочем, почему только на его поколение? Несколько лет назад народный писатель Абхазии Алексей Гогуа, которому сейчас уже за восемьдесят, делился со мной своим восхищением этим фильмом.

Уильям Уоллес, возглавивший восстание против англичан в самом конце ХIII века, стал символом мужества не только для шотландцев в ходе тех войн, которые вело независимое Шотландское королевство в течение восьми веков своего существования, но и для всех народов, которые сражались за независимость. Кстати, обращали вы внимание на то, как много и отдельные народы, и человечество в целом воспевали исторических деятелей и литературных героев, которые боролись за независимость своих соотечественников? Тут и спартанский царь Леонид, и «Песнь о Сиде», и Жанна Д’Арк, и Тиль Уленшпигель, и Иван Сусанин, и Шандор Петефи… И как ничтожно мало в таком ряду тех, кто покорял другие народы и отстаивал «территориальную целостность». Да, Александр Суворов – символ славы русского оружия, но многие и не знают о подавлении им польского восстания, ибо в России этот факт стараются не «педалировать».

Итак, шотландцы не решились на данном этапе пускаться в «автономное плавание». И решающим фактором, как полагают наблюдатели, здесь стал экономический; большинство участников референдума посчитали, что чересчур велики будут риски. Собственно, когда в 1707 году после упорных боев предыдущих веков за независимость от англичан шотландцы сами решили объединиться с Англией, в основе этого лежал тот же экономический фактор. Сегодня они не испытывают национальных притеснений, боязни потерять свой язык (ибо и так уже давно почти все перешли на английский), и главным движущим мотивом сторонников независимости являются их свободолюбивый дух и национальное самосознание, память о деяниях славных предков, таких, как Уоллес.

Да, в Абхазии, конечно, болели за сторонников независимости в Шотландии. Министр иностранных дел республики Вячеслав Чирикба направил ноту в адрес первого премьер-министра Шотландии Алекса Сальмонда, в которой выразил солидарность с народом Шотландии в его стремлении к независимости. Заинтересованность абхазов понятна: появление на картах Европы и мира нового независимого государства, причем с такими сильной экономикой, богатыми историей и культурой, стало бы мощным аргументом в поддержку всех народов, которые добиваются свободы. Но и само по себе проведение этого референдума стало вдохновляющим стимулом для сторонников абхазской независимости. Главное то, что стремление к суверенитету, оказывается, не преступление, которое обязательно должно наказываться с помощью танков, артиллерии и авиабомбежек.

Среди комментариев в эти дни к референдуму расхожим было противопоставление цивилизованного способа разрешения вопросов об отделении, который продемонстрировала сегодня Великобритания, и кровавых конфликтов, которые возникали в последние десятилетия, в частности, на Кавказе. Разница в ментальности? Да, и это тоже. Но мне кажется, что сводить все к ней было бы упрощением. Вспомним, какое количество жертв в течение многих лет уносило совсем недавно противостояние католиков и протестантов в Северной Ирландии, которая тоже входит в состав Великобритании и которую католики хотели бы видеть частью Ирландии…

То, насколько свежи в памяти народов взаимные обиды, впитываемые с молоком матери представления людей о том, «чья эта земля», и многие другие исторические и геополитические предпосылки, – все это и предопределяет, насколько мирным становится «развод»: как в 1993 году в Чехословакии или как в том же году между Абхазией и Грузией. Ну, и, конечно, никуда не деться от вездесущей двойной морали. Ни секунды не сомневаюсь, что если бы шотландцы высказались сейчас за независимость и через полтора года Шотландия стала бы членом ООН, большинство западных аналитиков при напоминании им про Абхазию заводили бы старую песню о том, что «ведь это совсем другое».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG