Accessibility links

Флаг Шотландии, развернутый в Сухуми, сторонникам шотландской независимости не помог. Прецедент не состоялся, мир не перевернулся, хоть никто на самом деле этого не ждал. Просто в Сухуми болели за шотландцев. Не так, конечно, как болеют за Новороссию. Все-таки за Новороссию всей душой – Россия, которая вообще любит сепаратистов. Почти всех, кроме, конечно, китайских уйгуров.

Так что перепутать все очень легко. Так же, как потребовать, к примеру, «Свободу Шотландии!» Понятно, что так соблазнительно счесть шотландский случай своим. Хоть частично.

А не получается. Другая история. Другое время. Другое пространство. Свобода у шотландцев и так была. В чем и очень большая разница.

Дело не только в процедуре. И не в зависти к демократическим нормам, которые другим счастливчикам в других местах заменяют войну. В конце концов, в Каталонии все обещает, при всей восторженности и совсем нешотландской очевидности результата, быть не столь либеральным и взаимоуважительным.

Просто это только кажется, что шотландцы проиграли референдум о независимости. И вообще, только борцам за всеобщее самоопределение может показаться, что они что-то проиграли. Потому что на референдуме – что в Эдинбурге, что в Барселоне – рассматривается совсем другой вопрос. Не о независимости, как сказано. А о том, как вообще будет устроен мир, в котором государство – это уже совсем не то, чем оно привыкло всем казаться. А совсем другое дело. Вне зависимости от результата.

Даже если бы эти результаты оказались бы зеркальными в пользу шотландских сепаратистов, вся история успеха свелась к долгой и всеобщей шлифовке новых компромиссов. Для того, прежде всего, чтобы минимизировать для всех и, может быть, прежде всего, для самих шотландцев результаты их исторического триумфа. До самого 2016 года обсуждалась бы система символов, в которой независимость не противоречила устоявшемуся порядку вещей. Ломать который не входит ни в чьи планы.

Старая добрая вестфальская государственность уже давно, как памятник героям Столетней войны. Сепаратизм становится хорошим тоном не только потому, что шотландцам так уж невыносимо под одной короной, против которой, кстати, они и вовсе ничего не имеют. Просто государство этого стиля перестало быть обязательным. И можно позволить себе большие символы, которые прежде считались не комильфо, а сегодня уже ничего принципиально не изменят. Каталония наверняка проголосует за уход из Испании. И что изменится? Она, конечно, может выйти из Шенгена, только зачем? «Барселона» может стать лидером чемпионата Каталонии, только кто будет его смотреть? Но даже на фоне такой занимательной realpolitik гораздо интереснее, как страна откажется от евро и учредит свой Центробанк, над которым все будут смеяться?

Все остальное можно выносить на референдум, которые можно выигрывать и проигрывать. Армия, флаг, членство в ООН, Евразийском союзе или Союзе франкофонных государств. Шотландия до референдума получила то, что она никогда бы не получила без него. Но едва ли то, что она приобрела бы в случае победы, выглядело намного более впечатляюще.

Никто еще не знает, какой будет итоговая формула. Просто Лондон первым вступил в эпоху прецедента нового государства, не дожидаясь, пока он случится, чего, похоже, упрямо решил ждать, скажем, Мадрид. Но и его не надо путать с Тбилиси начала 90-х. Опять все другое, и вот почему. Конечно, Сухуми, Цхинвали и все, кто далее по списку, могут себя поздравить с тем, что сепаратизм больше не юридический нонсенс. Просвещенный вестфальско-хельсинкский мир мог от него отворачиваться, пока ему предавались на мировой периферии. В Китае, на дальнем турецком востоке или в Абхазии с Карабахом. Но и тут, увы, сплошное разочарование. Раньше было не до них, потому что кроме них никто этим не досаждал. Теперь тем более будет не до них, потому и кроме них образовались случаи поинтереснее.

При всей романтичности темы с независимостью – как с приватизацией. Кто-то считает, что приватизировать можно только то, что уже доведено до ручки, как это делается по-российски. А можно по-английски, то есть, наоборот: то, с чем государство намерено расстаться, приводится для передачи счастливому частнику в чувство. В Барселоне и Глазго голосуют за независимость (или против нее, что не так уж важно) лишь как за повод для окончательной гордости, потому что все остальное, включая, в общем, и саму независимость, уже есть. И осталось только понять, что с ней делать послезавтра. Вполне, между прочим, и сухумский вопрос.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG