Accessibility links

Ориентируясь на защиту прав женщин


Официальная статистика такова: каждая вторая женщина в Грузии делает аборт. В профсоюзах считают, что такая картина – результат безработицы и тяжелых трудовых условий

Официальная статистика такова: каждая вторая женщина в Грузии делает аборт. В профсоюзах считают, что такая картина – результат безработицы и тяжелых трудовых условий

Профсоюзы требуют провести второй этап изменений в Трудовом кодексе Грузии как можно скорее. В заявлении, опубликованном сегодня женским комитетом Объединения профсоюзов, речь идет о необходимости ратификации 183-й конвенции «О защите прав матерей».

Заявлению профсоюзов предшествовало выступление премьер-министра Ираклия Гарибашвили на конференции в рамках Генассамблеи ООН. В своей речи премьер затронул вопросы защиты прав женщин в сфере трудовых отношений. В профсоюзах надеются, что Гарибашвили словами не ограничится и в скорейшие сроки предпримет конкретные шаги. Впрочем, защитница прав женщин Байя Патарая говорит, что обещания правительства звучат уже давно. По ее словам, первый этап изменений в Трудовом кодексе Грузии вступил в силу в январе, а дальше этого, несмотря на заверения властей, дело не пошло.

«Год назад министр юстиции ознакомила нас с последующими изменениями в Трудовом кодексе, над которыми работало ведомство. Все эти изменения были ориентированы на защиту прав женщин. К сожалению, с тех пор никаких шагов предпринято не было, и мы находимся в постоянном режиме ожидания. В марте мы провели ряд мероприятий, требуя возобновить процесс. Мы поставили вопрос, почему именно были остановлены инициативы, но ответа так и не получили ни от парламента, ни от Министерства юстиции», – говорит правозащитница.

Официальная статистика такова: каждая вторая женщина в Грузии делает аборт. В профсоюзах считают, что такая картина – результат безработицы и тяжелых трудовых условий. Заместитель председателя Объединенных профсоюзов Грузии Этери Матурели говорит, что изменений, внесенных в Трудовой кодекс в январе, недостаточно и они требуют доработки. Тогда срок декретного отпуска с четырех месяцев был увеличен до полугода, а пособие – с 600 до 1000 лари. По словам Матурели, в итоге сумма пособия увеличилась всего на шестнадцать лари в месяц, что ощутимой прибавкой назвать нельзя. Заместитель председателя говорит, что главной проблемой на сегодняшний день являются неравные условия, в которых находятся госслужащие и женщины, работающие в частном секторе. Так, например, госучреждения обязаны выплачивать оклад в течение всего периода декретного отпуска, а частный сектор – лишь по желанию работодателя.

«В частном секторе нет механизмов, которые позволят защитить права матерей. В январе был введен запрет на увольнение беременной женщины – это важно. Но в Трудовом кодексе не прописан пункт, который защитил бы ее по возвращении из декрета. К тому же, если в законе есть указание о том, что воспрещается увольнять женщину с ребенком до трех лет, находящуюся на госслужбе, то на частный сектор данное положение не распространяется. Мы хотим, чтобы этот пункт был перенесен в Трудовой кодекс», – говорит Матурели.

По ее словам, в профсоюзы обращалось немало женщин, потерявших работу по возвращении из отпуска или сразу после того, как выяснялось, что они беременны. Однако на нашу просьбу рассказать о своих проблемах ни одна из них не откликнулась – из опасения, что кто-то из близких тоже может пострадать.

Крайне важно, чтобы правительство ратифицировало 183-ю конвенцию «О защите прав матерей». Один из основных пунктов конвенции обязует правительство каждый год пересматривать размер декретной выплаты в зависимости от экономического положения, сложившегося в стране. Данный пункт, говорит Матурели, имеет принципиальное значение, поскольку размер декретного пособия в Грузии был определен еще в 2006 году и с тех пор увеличен был лишь раз – в январе этого года.

В Министерстве юстиции заявление профсоюзов пока не комментируют. Ответ будет дан по окончании визита министра Теи Целукиани в США.

XS
SM
MD
LG