Accessibility links

Эта короткая информация появилась на нескольких абхазских сайтах со ссылкой на пресс-службу Генпрокуратуры Абхазии в минувшую субботу и всколыхнула Абхазию, вызвала в обществе бурные обсуждения. Речь шла о том, что с 12 по 13 часов 19 сентября 2014 года в селе Цабал Гулрыпшского района из травматического пистолета системы «Макаров» совершено умышленное убийство курсанта 1-го курса Сухумской средней специальной школы милиции Министерства внутренних дел РА Гергедава Мераба Багратовича, 14.08.1996 г. р., уроженца и жителя г. Сухума. По данному делу задержаны жители села Цкыбын (Шаумяновка) Гулрыпшского района, также являющиеся курсантами СССШМ МВД РА, Калайджян Гарегин Артурович и Торосян Тигран Тигранович, оба 1995 г.р.. В настоящее время проводятся экстренно-следственные мероприятия, направленные на установление мотива совершенного преступления. Прокуратурой Гулрыпшского района возбуждено уголовное дело…

Цабал, который в советские времена именовался Цебельдой, - горное село, сейчас почти обезлюдевшее. Почему и как в день, когда в школе милиции проходили занятия, участники трагедии (а не исключено, что в ней участвовали и другие лица) оказались довольно далеко от Сухума, в лесистой местности у Цабала, следствию предстоит еще выяснить. В абхазских СМИ сообщалось, что на теле убитого обнаружены и колотые раны, что до ссоры несколько месяцев назад с Гариком Калайджаном у них были дружеские отношения, что Калайджан характеризовался в школе отрицательно и был в свое время даже исключен из нее, но потом, после ходатайств за него, восстановлен.

Разборки в подростковой и молодежной среде, в том числе с летальным исходом, встречаются во всех странах, но далеко не всегда они вызывают такой общественный резонанс, какой вызвала в Абхазии эта история. Далеко не всегда в соцсетях следует такой взрыв эмоций, далеко не всегда родственники и друзья убитого собираются на акцию перед зданием МВД (хотя никаких вроде предпосылок к тому, что правоохранители будут выгораживать виновных, нет). И главное, далеко не всегда дома родителей подозреваемых сжигают и семьи их бегут из страны. А именно так произошло с семьей Калайджана, отец которого, как знаю из разных источников, был директором сельской школы.

Подобные сожжения домов, как используемый ныне элемент древней традиции кровной мести, случались в Абхазии и раньше. Вчера утром, начитавшись интернет-высказываний про эту историю, я вспомнил другую, пятнадцатилетней примерно давности, описанную тогда в публикации московского историка Александра Крылова, который во второй половине 90-х часто приезжал в Абхазию и мы с ним всегда общались. Тогда один подросток убил выстрелом из пистолета другого, бывшего близкого друга, заподозрив его в угоне своей автомашины, а родственники убитого сожгли дом его родителей, вынудив их навсегда покинуть Абхазию (ситуация перекликается со старинным обычаем изгнания из общества). И вчера же перед началом организованного абхазским МИДом круглого стола о развитии российско-абхазских отношений я разговорился с приехавшим делать доклад на нем Александром Борисовичем, который теперь маститый ученый, президент российского научного общества кавказоведов, и рассказал ему о нынешней трагедии. Приданию ей большего общественного резонанса способствовали, безусловно, как обсуждение ее в интернете, куда выплескиваются все «неотретушированные» эмоции, так и несравнимо большее развитие сейчас абхазских СМИ. Но есть и еще одна весьма немаловажная и, что называется, нехорошая особенность. Если в трагедии, случившейся в конце 90-х, кровавая межа вражды пролегла между двумя абхазскими семьями и родами, то сейчас в ситуации появился, увы, и межнациональный аспект.

Нет, никто из участников прочитанных мной интернет-комментариев не увидел этого аспекта в самом конфликте между двумя молодыми людьми – Гергедава и Калайджаном, приведшем к трагическому исходу, но вот затем, по ходу широкого и повсеместного обсуждения случившегося, оно, к величайшему сожалению, не могло его не затронуть. После нескольких дней дискуссий об этом злодейском преступлении на одном популярном абхазском сайте его администраторы решили удалить почти все комментарии. Не сомневаюсь, что в том числе из-за бурной полемики между двумя пользователями. Один все время обвинял другого, армянина, в национальной пристрастности. А тот, возмущаясь, конечно, преступлением и изуверами, которые его совершили, тем не менее писал о презумпции невиновности (предполагаемые убийцы хоть и дали уже признательные показания, но, как известно, это еще не все), возражал против того, что в интернете выложены их фото, на которых они держат таблички со своими фамилиями, и т. д.

Нормальные, вменяемые люди, конечно, стараются не переводить случившееся в плоскость межнациональных отношений, но, скажите, какое общество состоит только из таких людей?

В заключение хочу присоединиться ко всем звучащим соболезнованиям родным и близким убитого парня, который, кстати, как и я когда-то, окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, и выразить надежду, что расследование этого преступления будет проведено профессионально и беспристрастно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG