Accessibility links

Десять лет спустя


К нынешней победе президента привели в значительной мере протестные настроения, накопившиеся в обществе за почти десять лет правления его внутриполитических оппонентов

К нынешней победе президента привели в значительной мере протестные настроения, накопившиеся в обществе за почти десять лет правления его внутриполитических оппонентов

Сегодня состоялась инаугурация четвертого президента Абхазии. Сидя в переполненном Большом зале кабинета министров республики, где проходила церемония, и глядя на произносившего слова президентской присяги Рауля Хаджимба, я вспомнил, как позавчера на концерте Иосифа Кобзона в Абхазской госфилармонии он, как и весь зал, стоя слушал величественный марш «День Победы». И подумалось: а ведь для Рауля Джумковича сегодняшняя инаугурация – это, пожалуй, тоже «праздник с сединою на висках».

Десять лет назад, когда до выборов президента РА 3 октября 2004 года оставалось около недели, многие сторонники одного из пяти тогдашних кандидатов Рауля Хаджимба не сомневались в его победе. Ведь на его стороне была поддержка как основателя современного абхазского государства Владислава Ардзинба, так и могущественного российского руководителя Владимира Путина. Было также распространено представление о нем, как о баловне судьбы, которому, самому молодому из тогдашних кандидатов, 46-летнему и еще черноволосому, она преподнесла пост главы государства на блюдечке с голубой каемочкой. Но… Вышло иначе, слишком велик оказался тогда в обществе протестный настрой, приведший в итоге в президентское кресло лидера тогдашней объединенной оппозиции Сергея Багапша.

Впрочем, к нынешней победе Рауля Хаджимба привели в значительной мере тоже протестные настроения, накопившиеся в обществе за почти десять лет правления его внутриполитических оппонентов.

С учетом сказанного сегодняшнюю инаугурацию Рауля Джумковича можно назвать «отложенной на десять лет». При этом во многом его позиции выглядят ныне более прочными, чем в 2004-м. Сегодня он предстает перед обществом уже не просто как чей-то ставленник, а в качестве вполне самостоятельного политика, «закаленного судьбой бойца с седою головой». Нынче ему уже не было необходимости произносить во время предвыборных встреч с избирателями фразу, запомнившуюся многим во время таких же встреч в 2004-м: «Я не буду пластилиновым президентом». У него теперь есть и значительно больший опыт, и воспитанная в политических боях жесткость…

Рауль Хаджимба вступил в должность президента с достаточно весомым кредитом доверия. И это даже несмотря на то, что у многих в обществе (в том числе и тех, кто, как ни парадоксально, голосовал за него на выборах 24 августа) остался определенный осадок от того, что отстранение от власти его предшественника Александра Анкваба прошло, как говорится, в добровольно-принудительном порядке. Впрочем, и Александр Золотинскович, помнится, вступал в президентскую должность после победы также в первом туре выборов 2011-го с немалым кредитом доверия. У него он, пожалуй, основывался прежде всего на традиционной надежде широких масс на «твердую» руку, которая «наведет порядок». Не случилось… Что касается Рауля Хаджимба, то его явные козыри сегодня – это мощная команда его сторонников, шедшая с ним к власти (очень важно, конечно, сохранить ее единство), и его особые, скажем так, отношения с президентом России.

Когда я читал информацию в СМИ о встрече Хаджимба уже спустя пару дней после его избрания президентом с Владимиром Путиным в резиденции последнего в Ново-Огарево, обратил внимание, что Владимир Владимирович дважды произнес: «Очень рад вас видеть». Тут, мне кажется, весьма важна психологическая составляющая этой ситуации. В конце 2004-го Кремль, трезво взвесив реалии в Абхазии, предложил компромиссное решение, которое помогло абхазскому обществу найти выход из политического тупика тогдашних президентских выборов. Тем не менее, сейчас, думается, Путину было приятно сознавать, что человека, на которого он десятилетие назад сделал ставку, поддержало-таки большинство избирателей Абхазии.

И еще в подтверждение сказанному. В одном из недавних публичных выступлений президент России сказал о том, что в ситуации политического противостояния в той или иной дружественной стране российские власти, как правило, стараясь сохранить в ней стабильность, додерживают действующую власть. Но в период острого политического кризиса в Абхазии 27 мая – 1 июня этого года посланцы Путина Сурков и Нургалиев заняли позицию равноудаленности от конфликтующих сторон и публично ее подчеркивали. И это был тот случай, когда ничья бывает в пользу одной из сторон.

Сегодня в речи на инаугурации Рауль Хаджимба, говоря о первоочередных задачах государства, начал с необходимости преодоления правового нигилизма в обществе. Задача, что и говорить, крайне важная. Но и весьма в наших условиях непростая.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG