Accessibility links

Текила бум


В 2010 году правительство решило урегулировать отношения на рынке алкогольной продукции. Но даже беглый взгляд на прилавки сегодня, спустя четыре года, показывает, что на большинстве товаров нет даже акцизных марок.
Фото автора

В 2010 году правительство решило урегулировать отношения на рынке алкогольной продукции. Но даже беглый взгляд на прилавки сегодня, спустя четыре года, показывает, что на большинстве товаров нет даже акцизных марок. Фото автора

Алкогольный рынок Южной Осетии перенасыщен фальсифицированным товаром. Отсутствие жесткого контроля со стороны государства привело к откровенному игнорированию законодательства – часто алкоголь продается даже без акцизных марок. Это чревато не только снижением поступлений в бюджет, но представляет опасность и для здоровья жителей республики.

В начале лета этого года я обнаружила на прилавках продуктовых магазинов Цхинвала текилу фирмы «Ольмека» стоимостью 450 рублей. К поддельному алкоголю известных северокавказских фирм-производителей, например, дагестанскому коньяку «Лезгинка», жители города даже успели привыкнуть. Как и к тому, что если владелец или продавец торговой точки лично с тобой знаком, ты можешь смело спросить его совета о том, что из ассортимента можно взять в гости без последствий для здоровья. Но текила или коньяк «Хеннесси» рублей за 300 – это было уже за гранью моего потребительского понимания.

Когда при мне в одном из городских магазинов стали разгружать коробки с «элитной» выпивкой, я не выдержала и спросила продавщицу, знает ли она, что привезли и какова реальная стоимость этих заморских бутылок? «Нет, – скромно ответила девушка. – А что это?» Поставщики алкоголя забыли даже о том, что пару месяцев назад продажа виски «Джек Дэниелс» была официально запрещена в России. Это совсем не мешает им продолжать завозить его дешевый аналог в Южную Осетию. Настоящих ценителей дорогой выпивки ждет разочарование и в местных кафе: если в городских магазинах ты можешь определить фальсификат хотя бы по нелепой цене, то в цхинвальских кафе и ресторанах могут продать все это за рыночную стоимость.

Говорила я сегодня и с владелицей одной из торговых точек, на прилавках которой красовалась все та же «Ольмека». Мадина, назову ее так, рассказала, что закупает товар у оптовика на продуктовом рынке «ТЭК». Она уверена в хорошем качестве напитка, потому что «пробовали дома, и нам она понравилась». Правда, когда в магазин к Мадине заходят приезжие из России, то откровенно улыбаются, глядя на темный ром «Баккарди» за 400 рублей или «Хеннесси» за 370.

Председатель Торгово-промышленной палаты Южной Осетии Роин Козаев, к которому я обратилась за комментарием, немало меня удивил. Он говорит, что на территории республики цена может и не являться показателем качества товаров известных марок. И вот почему:

«У нас на территории Южной Осетии должны регистрироваться так называемые торговые знаки. Если текила не зарегистрирована у нас в РЮО, то здесь могут использовать любое наименование, написать на бутылке «Кока-кола» или «Пепси-кола», то есть могут приклеить любую этикетку. При этом она необязательно должна соответствовать стандартам тех известных мировых брендов, которые мы знаем. Это очень тяжелый вопрос, с которым я часто обращаюсь в правительство, но он не решается. То есть мы может выпускать здесь араку и написать на ней «Текила». И никто нам этого не запретит, в том числе известный бренд не сможет это обжаловать, потому что мы отдельное государство, в котором этот знак не зарегистрирован».

Судя по словам моей первой собеседницы – Мадины, суррогатный алкоголь везут в основном из Северной Осетии. Обычно там фальсифицируют известный и популярный у населения товар. А цхинвалцев сложно заподозрить в предпочтении кактусовой или тростниковой водки.

Председатель комитета по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Марина Кочиева призналась, что на фоне борьбы с кишечными инфекциями и недавней вспышкой вируса бешенства контроль над алкогольной продукцией как-то выпал из поля зрения ее ведомства. Сейчас комитет планирует установить единственный в республике аппарат для проведения химического анализа продуктов питания. Информация о массовой продаже фальсифицированного алкоголя заставила ее задуматься о приобретении еще одного, который будет проверять качество реализуемого алкоголя. Говорит Марина Кочиева:

«Я считаю, что те службы, в том числе мы и правоохранительные органы, которые курируют эту сферу, пока могут начать работу, которая нам под силу, каждый по своей части. И со временем, конечно, думать и о лабораторном контроле. Да, это проблема. Сегодня все службы, и в том числе мой комитет (я с себя ответственности не снимаю), должны работать над тем, что в наших силах, думая наперед».

В 2010 году югоосетинское правительство решило урегулировать отношения на рынке алкогольной продукции. Лицензию на право продажи алкоголя начала выдавать налоговая служба. Но даже беглый взгляд на прилавки сегодня, спустя четыре года, показывает, что на большинстве товаров нет даже акцизных марок. Мне, как потребителю, не смогли предоставить в магазине и сопроводительные документы, отмахнувшись тем, что «все они хранятся у хозяина». Судя по всему, теневой алкогольный бизнес в Южной Осетии смог выйти из-под контроля государства.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG