Accessibility links

Похоже, криминальный мир возвращает потерянное во время правления Саакашвили – контроль над пенитенциарной системой, пусть частичный. На это указывают многочисленные свидетельства журналистов и неправительственных организаций. Криминальные авторитеты регулируют ситуацию в камерах при попустительстве или сотрудничестве тюремной администрации. Все больше известий о том, что заключенных пытали или убили в тюрьме в результате криминальных разборок, и все безнаказанно. Единственный, кто это отрицает, – правительство.

Все помнят, что «националы» погорели именно на ситуации в тюрьмах. За пару недель до проигранных ими выборов страну шокировали видео о пытках и издевательствах над заключенными. Невозможно доказать, что именно они решили судьбу выборов, но многие считают именно так. Многочисленные, в основном студенческие протестные акции тогда проходили под лозунгом: «Систему нужно разрушить». А как ее разрушить, если не сменить власть? Последняя даже не пыталась защищаться и лишь обещала исправиться – но было поздно. Никто не обратил внимания даже на то очевидное обстоятельство, что самые страшные кадры были постановочными.

Но что говорить – или кричать – сейчас, когда положение в тюрьмах опять очень плохое, но совсем по-другому? Что хуже: когда над заключенным издеваются надсмотрщики или когда его же истязают криминальные авторитеты, требуя безоговорочного послушания и взноса в «общак»? Легко ответить, что оба варианта недопустимы. Пока мы имеем тот выбор, какой имеем.

Очень много людей (особенно профессиональные правозащитники) громко возмущаются самоуправством тюремной администрации, но мало реагируют, когда сокамерников истязают криминальные авторитеты. В этом есть своя логика. Правозащитники привыкли оппонировать государству. Последнее действует от моего, гражданина, имени, и я имею право требовать от него подобающего поведения. С него спрос выше. А преступники – они на то и преступники, чтобы плохо себя вести.

Но есть и другая логика: государство обязано обеспечивать общественные блага. С этой точки зрения, главное не следование общим принципам, а то, чтобы людей не пытали, не истязали, не убивали, не грабили ни в тюрьмах, ни на воле. Государство, действующее от имени граждан, полностью отвечает за достижение этой цели. Поэтому, если заключенного пытают его сокамерники, это никак не лучше, чем похожие действия, но со стороны надзирателей. В обоих случаях ответственность несет государство, причем в равной мере.

Но для общества, т.е. для каждого из нас, опаснее, когда тюремной системой начинает управлять преступный мир. Это значит, что государство, которому полагается защищать наши интересы, слабо и не может этого делать. Зато преступный мир, который по определению находится в состоянии войны с законопослушными гражданами, силен. Причем он силен и за пределами тюрем и угрожает каждому из нас (что тоже происходит сегодня в Грузии, хотя власти упорно отрицают и это).

Такое положение мы имели во времена Шеварднадзе. Победа над преступным миром как внутри пенитенциарной системы, так и на воле была одной из главных и очевидных достижений правительства Саакашвили. Преступники и преступность, естественно, остались, но перестали быть политической и социальной силой, с которой приходилось считаться. Другое дело, что Саакашвили стал жертвой «головокружения от успехов»: люди, которые обеспечили контроль государства над тюрьмами, оказались вне реального контроля, и именно результаты этого возмущенный народ увидел на видео.

То, что мы наблюдаем сейчас, можно назвать контрреволюцией: криминальный мир вернулся и восстанавливает позиции. Недавно нам показали другие скрытые записи: криминальный авторитет говорит другому, что стал убежденным «бидзинистом» (т.е. сторонником Иванишвили) и умрет, но не допустит возвращения к власти проклятых «националов». Криминальный мир считает новое правительство своим и обещает ему политическую поддержку.

Не берусь категорически утверждать, почему дела пошли в этом направлении. Возможно, новым властям не хватает компетенции и они упустили контроль; возможно, они сознательно культивируют преступный мир как политического союзника против все еще опасных «националов». Но ответственность лежит и на молодых или не очень молодых идеалистах, которые год назад кричали, что «систему надо разрушить». Для того чтобы оттеснить преступный мир на обочину, нужна именно крепкая система, и «националы» начали ее создавать. Систему надо было не ломать, а совершенствовать и использовать.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG