Accessibility links

Кадровый вопрос сегодня самый животрепещущий в Абхазии. На эту тему пишут, об этом говорят почти на каждом углу. Первый вопрос, который обсуждают при встрече люди: «Кого куда уже назначили?» А следом начинаются прогнозы, похожие на гадание на кофейной гуще на тему: «Кого куда возьмут?»

Лично меня волнует вопрос министра образования. Все двадцать послевоенных лет я наблюдаю за тем, как медленно, но верно хиреет отечественное образование. Подавляющее большинство платежеспособных родителей уже с 5-7-го классов оплачивают своим детям дополнительные занятия у репетиторов по всем профилирующим предметам, а после окончания школы отправляют своих детей на учебу в Россию. Легко догадаться, что происходит это не потому, что высшее образование в Абхазии на высоком уровне. Как, впрочем, и хорошие результаты абхазских выпускников в российских вузах – это, ни в коей мере, не заслуга наших школ, а результат работы хороших репетиров, которые уходят из школ и переключаются на надомную работу.

Никакого интереса к сфере образования не проявлял, по-моему, ни один президент Абхазии. Во всяком случае, я не видела никаких осмысленных усилий в этом направлении со стороны власти.

Апогей непонимания значения образования для будущего страны демонстрировал экс-президент Анкваб. Его коронным ответом на вопрос о том, будет ли что-то меняться в сфере образования и когда начнется реформа, был ответ: «У нас 170 школ, и только 10 из них в приличном состоянии, вот отремонтируем все, потом будем думать о реформе!» Если учесть, что в год в стране ремонтируется три-пять школ, то ждать нам реформу 32 года в лучшем случае.

Министр образования Даур Начкебия, который сменил на этом посту Индиру Вардания сразу после избрания Анкваба, в ответ на этот же злополучный вопрос слово в слово цитировал точку зрения своего патрона. В народном сознании министерский срок Даура Начкебия отражен единственной формой активности – «разрезанием красных ленточек» сдающихся в эксплуатацию объектов: детских садов, спортивных и общеобразовательных школ. Легко догадаться, что эти праздничные события происходили не каждый день, а довольно редко. О рутинной работе министра образования нам ничего неизвестно.

На все мои попытки взять у министра образования интервью и поговорить о планах работы и деятельности вверенного ему министерства, я слышала один ответ: «Потом!» Потом я просто перестала к нему обращаться. Пропал интерес.

Сегодня меня посетила неприятная мысль: «Наверное, все важное я пропустила!» И я решила проверить свои ощущения с помощью интернета, посмотреть, как отразилась в пространстве всемирной сети кипучая деятельность Даура Начкебия?

Результат меня, мягко говоря, удивил. Информации оказалось с гулькин нос. Список из трех министров в Википедии, упоминание ведомства на сайте Торгово-промышленной палаты и кабинета министров Абхазии. Из новостей всего две: одна от 15 апреля 2014 года, в которой одним предложением упомянуто, что Даур Начкебия исполнил свою главную обязанность – разрезал красную ленточку на церемонии открытия Гудаутской спортивной школы. Вторая новость относится к 2010 году, три предложения в три абзаца повествуют нам о том, что представители международного гуманитарного фонда «Знание» пригласили Индиру Вардания принять участие в обсуждении положения дел в сфере образования. Вот и все, что мне удалось обнаружить.

Сегодня Даур Начкебия наверняка пытается усидеть в своем кресле. Хотелось бы спросить тех, кто будет решать вопрос о его переназначении: если да, то за какие заслуги? Расскажите обществу, возможно, мы прослезимся и хором потребуем: «Назначить пожизненно!»

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG