Accessibility links

Премьер следит за братом журналиста?


Грузинским журналистам уже не раз приходилось слышать от представителей правительства «Грузинской мечты» публичные нарекания и обвинения в непрофессионализме

Грузинским журналистам уже не раз приходилось слышать от представителей правительства «Грузинской мечты» публичные нарекания и обвинения в непрофессионализме

Отношение членов грузинского правительства к журналистам все больше настораживает грузинских правозащитников. Сегодня четыре профильных НПО назвали недавнюю критику, высказанную в адрес СМИ премьер-министром Ираклием Гарибашвили, опасной. 2 октября он прямо обвинил журналистов в «тиражировании лжи» и поинтересовался, почему они утаили от общества тот факт, что несовершеннолетний брат журналиста телеканала «Рустави 2» ограбил двух таксистов.

Грузинским журналистам уже не раз приходилось слышать от представителей правительства «Грузинской мечты» публичные нарекания и обвинения в непрофессионализме. Однако то, что заявил 2 октября премьер-министр, вызвало в обществе разговоры об особой неприязни Ираклия Гарибашвили к представителям СМИ. Он обвинил грузинских журналистов в «тиражировании лжи» и сокрытии правды от общества, в доказательство привел следующий факт:

«Несколько дней назад брат журналиста «Рустави 2» совершил разбой и ограбил двух таксистов. Об этом факте не упомянула ни одна телекомпания, как мне помнится. И этого человека первая судебная инстанция оставила на свободе!»

Кроме того, премьер был проинформирован и о том, что прокуратура обжаловала решение, после чего апелляционный суд заключил-таки под стражу брата журналиста.

Слова премьера насторожили не только представителей СМИ, но и правозащитников. Сегодня четыре профильных НПО обнародовали совместное заявление. В нем выражается обеспокоенность подобной позицией главы правительства, поскольку ее можно расценить, как попытку давления на СМИ и суд. Говорит глава грузинского филиала Transparency International Эка Гигаури:

«Нам непонятно, почему это происходит. Почему премьер-министр интересуется журналистами, членами их семей? Как видно, его окружение действует согласно его же инструкции – собирать подобную информацию и держать его в курсе. Речь идет о деле несовершеннолетнего, который не представляет собой большого общественного интереса».

Еще один правозащитник – глава Ассоциации молодых юристов Каха Кожоридзе – обвинил премьер-министра в нарушении презумпции невиновности:

«По отношению к несовершеннолетнему брату журналиста «Рустави 2» приняты пока лишь меры пресечения: в первой инстанции речь шла о залоге, но апелляционный суд решил избрать мерой пресечения заключение под стражу. Суд еще даже не приступил к рассмотрению дела по существу, не говоря уже об обвинительном приговоре. И когда премьер-министр говорит о человеке, как о преступнике, разбойнике, – это нарушение конституции. В ней говорится о том, что до окончательного обвинительного приговора человек считается невиновным».

Правозащитники считают, что подобная критика главы правительства содержит в себе опасность: это может быть расценено как попытка давления на СМИ и суд. Тем не менее наблюдатели не оспаривают тот факт, что после прихода к власти «Грузинской мечты» степень плюрализма в СМИ выросла. В пример представитель Фонда развития СМИ Тамар Кинцурашвили приводит «Рустави 2». Телекомпания в годы правления «Нацдвижения» вела проправительственную редакционную политику, сейчас же отражает мнение оппозиционной партии. Однако Тамар Кинцурашвили настораживает то, что случаев деления журналистов и СМИ на «своих и чужих» при нынешней власти становится все больше:

«Когда власть критикует СМИ за то, что последние не отражают ее субъективного восприятия событий, – такой подход уже содержит признаки авторитаризма. Да, никто не безгрешен, и представители СМИ тоже могут допустить ошибку, для исправления которой существуют механизмы саморегуляции. Чтобы не потерять доверие, СМИ также не должны забывать о том, что подотчетны обществу. Соответственно, и представители власти могут критиковать журналистов. Но когда ты это делаешь постоянно, к тому же публично и в такой манере, все это принимает характер давления».

Сам премьер-министр Ираклий Гарибашвили критику правозащитников сегодня оставил без комментариев.

XS
SM
MD
LG