Accessibility links

НАТО омрачило переговоры


Как и на предыдущих встречах, абхазская и осетинская стороны воспротивились обсуждению темы вынужденно перемещенных лиц. В свою очередь, грузинская сторона отказалась обсуждать заключение договоров о неприменении силы с самопровозглашенными республиками

Как и на предыдущих встречах, абхазская и осетинская стороны воспротивились обсуждению темы вынужденно перемещенных лиц. В свою очередь, грузинская сторона отказалась обсуждать заключение договоров о неприменении силы с самопровозглашенными республиками

В Женеве завершился очередной раунд дискуссий по безопасности и стабильности на Южном Кавказе. Это была уже двадцать девятая по счету встреча в этом формате между представителями Тбилиси, Москвы, Сухуми, Цхинвали и международных наблюдателей. Участники грузинской делегации еще не вернулись на родину, но уже дают первые комментарии. На встрече были обсуждены практически все запланированные темы, но основные проблемы остались нерешенными, более того – их список пополнился.

Хотя до начала дискуссий в Тбилиси не скрывали, что не рассчитывают на успех, прошедшую встречу в Женеве грузинская сторона называла конструктивной. Как заявил заместитель министра иностранных дел Грузии Давид Залкалиани, делегации удалось пресечь обсуждения относительно изменений формата Женевских дискуссий, на которых настаивали представители Сухуми и Цхинвали. По словам Залкалиани, это основное достижение грузинской стороны. И, видимо, единственное, – остальные вопросы так и остались нерешенными.

Прежде всего, осталась неясной дальнейшая судьба пропускных пунктов по реке Ингури. Пока их шесть, но недавно избранный президент самопровозглашенной республики Абхазия Рауль Хаджимба заявил о том, что пять из них будут закрыты. О чем удалось договориться сторонам по этому вопросу, по телефону из Женевы рассказал Давид Залкалиани.

«Мы попросили сопредседателей встречи (представителей ООН, ОБСЕ и ЕС) о том, чтобы они со всей серьезностью отнеслись к этому вопросу. Так как решение абхазской стороны, по нашему мнению, нарушает права человека, а также угрожает относительной стабильности, которая установилась в регионе в последнее время. Абхазская делегация, разумеется, в ходе встречи настаивала на том, что пропускные пункты должны быть закрыты. Однако могу сказать, что сопредседатели встречи собираются серьезно побеседовать на эту тему с представителями де-факто властей Абхазии».

Как и на предыдущих встречах, абхазская и осетинская стороны воспротивились обсуждению темы вынужденно перемещенных лиц. В свою очередь, грузинская сторона отказалась обсуждать заключение договоров о неприменении силы с самопровозглашенными республиками.

Этот уже привычный ход Женевских дискуссий был нарушен заявлениями Москвы и Тбилиси, которые последовали после встречи. В российском МИДе рассказали о том, что в ходе встречи представители России выразили озабоченность в связи с планами официального Тбилиси разместить военную инфраструктуру НАТО на своей территории. Российская сторона заявила, что Грузия может создать угрозу стабильности в регионе.

Грузинские коллеги в ответ выразили недоумение. Вот что говорит Давид Залкалиани:

«Нас удивляет, почему Россия пытается связать женевский формат с обсуждением вопросов НАТО. Да, в кулуарных разговорах обсуждаются разные темы, наши стороны могли упоминать о Североатлантическом альянсе, но не более. Женевский формат не подразумевает обсуждения подобных вопросов и никак не связан с НАТО».

Грузинский политолог Леван Цуцкиридзе полагает, что заявление российского МИДа не случайно совпало с очередным раундом женевских дискуссий:

«Думаю, стоит ожидать определенного давления со стороны Москвы с помощью таких инструментов, как Абхазия и Южная Осетия. Нам преподносят такой контекст: мол, инфраструктура НАТО, помимо других угроз, может угрожать и стабильности в отношениях с Сухуми и Цхинвали. Москва дает понять, что не смирится с этим (с интеграцией с НАТО). В далекой перспективе не исключаю серьезных обострений и провокаций, коих много в арсенале внешней политики России».

По мнению политолога, не внушает оптимизма и то, что стороны никак не могут прийти к единому мнению в вопросе о неприменении силы. Тбилиси отказывается подписывать подобное соглашение с Сухуми и Цхинвали, так как не признает их самостоятельными сторонами конфликта, и готов заключить договор только с Москвой. Однако Россия, в свою очередь, не видит в этом необходимости, так как не считает себя стороной конфликта.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG