Accessibility links

Что должна сказать Москва?


Военные эксперты считают, что ответная реакция России на размещение в Грузии военной инфраструктуры в интересах НАТО не заставит себя долго ждать

Военные эксперты считают, что ответная реакция России на размещение в Грузии военной инфраструктуры в интересах НАТО не заставит себя долго ждать

Как отразится на республиках Абхазия и Южная Осетия принятое на Уэльском саммите НАТО решение о предоставлении Грузии Пакета «Максимальное сотрудничество»?

Вчера, подводя итоги очередного раунда женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье, глава российской делегации, заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин заявил, что размещение в Грузии военной инфраструктуры НАТО создаст угрозу стабильности в Закавказье. На это заявление откликнулся министр обороны Грузии Ираклий Аласания. Он ответил, что Россия сама является источником военной угрозы для региона, поэтому для поддержания стабильности в Закавказье эту угрозу необходимо сдерживать.

Российский военный эксперт, полковник в отставке Виктор Баранец говорит, что ответная реакция России на размещение в Грузии военной инфраструктуры в интересах НАТО не заставит себя долго ждать:

«Я не исключаю, что будет усиление контингента нашей погранслужбы или, если хотите, совместной пограничной службы. Я не исключаю, что там появятся зенитно-ракетные комплексы, противотанковое вооружение, артиллерия. Я думаю, что будет подобран целый комплект вооружения и личного состава сообразно тем военным угрозам, которые будут формироваться на территории Грузии. Я думаю, что наши военные базы, которые находятся в Абхазии и Южной Осетии, могут быть усилены таким же образом, как это сейчас делает НАТО в Европе».

Российский политолог Николай Силаев не склонен драматизировать ситуацию:

«Я думаю, что после того, как построят пограничные сооружения в Южной Осетии и Абхазии, ничего на них влиять уже не будет, потому что в этот момент граница будет как бы зацементирована. По этому поводу будут какие-то разногласия, но политическая турбулентность, связанная с их границами, закончится».

Так сложилось, что сразу несколько событий сошлись в одной точке: Пакет «Максимальное сотрудничество», закрытие пяти пропускных пунктов на абхазо-грузинской границе и недавние заявления югоосетинских политиков о растущей угрозе со стороны Грузии, о необходимости грузинской общине в Ленингорском районе, наконец, определиться с выбором и, что называется, упасть на одну сторону.

Все это невольно наталкивает на вопрос: как новые реалии отразятся на положении этих людей? Например, сохранится ли свобода передвижения через границу для тех же жителей Церовани, которые работают в Ленингорском районе, или, скажем, не придется ли тем, кто остался жить в Южной Осетии, ездить к родственникам в Грузию через Верхний Ларс?

«Об этом трудно судить, – говорит Николай Силаев. – Потому что в зоне конфликта существуют разные уровни отношений. Есть российско-натовский уровень взаимоотношений и российско-американский, есть уровень российско-грузинский, грузино-югоосетинский и грузино-абхазский. А еще есть очень сложный комплекс проблем, который связан с отношением грузинских общин в Абхазии и Южной Осетии с властями этих государств. И здесь действия Сухума и Цхинвала могут, в общем, и не иметь прямого отношения к тому, что происходит между Россией и НАТО или между Москвой и Тбилиси. Мне кажется, что их политика в отношении грузинских общин в большей степени определяется внутриполитической динамикой, нежели внешнеполитической.

– Но, с другой стороны – это государства-сателлиты. Как им скажут из Москвы, так и будет?

– Нет, далеко не так. Мне кажется, что внешние игроки очень сильно преувеличивают их управляемость со стороны России. А потом, ну что должна сказать Москва? Вообще, как-то разрешима проблема абхазских паспортов для грузин из Гальского района? Есть ли здесь какое-то готовое решение, которое может быть продиктовано из Москвы? Что касается того, как повлияют международные дела на эту проблематику: я думаю, если кто-то из политиков поставит своей целью каким-то образом прижать грузинскую общину, то он может использовать любые аргументы, в том числе и аргументы, относящиеся к сфере глобальной безопасности. Более того, они всегда использовались и используются, но это не значит, что сами по себе обстоятельства глобальной политики влияют на те решения, которые принимаются по этому вопросу в Цхинвале или Сухуме».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG