Accessibility links

«Невыездной чеченец»


Гражданин Грузии Музаев уже пятнадцать раз пробовал выехать из страны, но правоохранители его не выпускают. При этом причин ему не объясняют, хотя сам чеченец утверждает, что таким образом спецслужбы мстят ему за то, что он отказался с ними сотрудничать

Гражданин Грузии Музаев уже пятнадцать раз пробовал выехать из страны, но правоохранители его не выпускают. При этом причин ему не объясняют, хотя сам чеченец утверждает, что таким образом спецслужбы мстят ему за то, что он отказался с ними сотрудничать

Сразу шесть грузинских правозащитных организаций обращаются к первым лицам страны. Неправительственный сектор требует от председателя парламента, премьер-министра и президента разобраться в деле чеченца Сайхана Музаева. Гражданин Грузии Музаев уже пятнадцать раз пробовал выехать из страны, но грузинские правоохранители его не выпускают. При этом причин ему не объясняют, хотя сам чеченец утверждает, что таким образом спецслужбы Грузии мстят ему за то, что он отказался с ними сотрудничать. Правозащитники заявляют о нарушении прав человека и ждут соответствующего реагирования со стороны первых лиц.

«Мы что, в Чечне живем сегодня? Или в России живем?» – вопрошает Сайхан Музаев. Беженец из Чечни не скрывает ни гнева, ни разочарования. Он приехал в Грузию из России несколько лет назад, получил гражданство. Признается, что когда ехал сюда, то думал, что права человека и закон здесь не просто слова. Теперь же называет себя жертвой беззакония.

Сайхан Музаев заявил о себе зимой этого года – во время пресс-конференции. Он рассказал о том, как несколько раз пытался покинуть Грузию и уехать на учебу в Англию, но его попросту не выпустили из страны. Без объяснения причин. Чеченец считает это местью грузинских спецслужб, которые, по его словам, заставляли его дать ложные показания против бывших высокопоставленных чиновников по делу о спецоперации в Лопотском ущелье Грузии, но Музаев отказался. Помогать чеченцу взялись грузинские правозащитники. Не получив ответа от силовиков, они напрямую обратились к первым лицам страны. Петицию на имя спикера парламента, премьер-министра и президента готовили долго, и сегодня ее передали адресатам. Говорит Сайхан Музаев:

«Эта петиция – мой крик о помощи, потому что здесь (в Грузии) нет нормального демократического общества. Мы, получается, взяли на себя обязанности, но мы их не выполняем. Зачем тогда их брать на себя? Что, мол, мы движемся в Европу, евроинтеграция и все такое. Где эта евроинтеграция?»

Адвокат Музаева и сотрудница Ассоциации молодых юристов Грузии Кетеван Качлишвили – одна из тех, кто работал над текстом петиции. Она рассказывает, что Музаев пятнадцать раз пытался уехать из Грузии, но все время его возвращали обратно, не объясняя причин отказа. Уже только этот факт, по ее словам, должен стать предметом изучения со стороны представителей власти:

«К сожалению, дело (Музаева) тянется по сей день. Никакого просвета пока не видно. Именно потому мы, сразу несколько неправительственных организаций, решили обратиться напрямую к президенту, премьеру и спикеру парламента. Мы требуем, чтобы они взяли это дело под личный контроль, изучили факты, предоставленные нами, и наконец отреагировали».

При этом стороны, работавшие над совместным документом, рассматривают и запасные варианты, к которым они прибегнут в том случае, если реакции снова не последует. Исполнительный директор грузинского Центра по правам человека Алеко Цкитишвили не исключает, что следующей инстанцией может быть Европейский суд по правам человека.

«Честно говоря, у нас пессимистичные ожидания относительно дела Сайхана Музаева. Мы видим чей-то интерес, который исходит сверху. По сути, человек оказался заложником системы. Если он в чем-то виноват, его надо судить. Во всех остальных случаях происходящее можно расценивать только как давление. Очень плохо, когда государственные органы не обращают никакого внимания на такие серьезные темы».

Помимо «Молодых юристов» и Центра по правам человека над петицией работали еще четыре правозащитные организации. Ответа от адресатов пока нет. Я пытался получить комментарий от депутатов парламента и в администрации президента, но там молчат. Сам Музаев остается в Панкиси. Кроме того, что он не может покинуть Грузию, он пока не может вернуться и на работу – в Министерство по делам беженцев, где чеченец служил переводчиком. Говорит, что существует негласное распоряжение не брать его на работу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG