Accessibility links

Продолжатель традиции изучения северокавказских языков в Грузии


Молодой ученый из Тбилисского госуниверситета, который занимается изучением черкесского языка Алеко Квахадзе

Молодой ученый из Тбилисского госуниверситета, который занимается изучением черкесского языка Алеко Квахадзе

ПРАГА---Герой сегодняшней рубрики «Гость недели» – Алеко Квахадзе – молодой ученый из Тбилисского госуниверситета, который занимается изучением черкесского языка.

Дэмис Поландов: Алеко, сегодня мы решили пригласить вас в нашу рубрику «Гость недели». Я обнаружил в нашей северокавказской службе новость о том, что в Тбилиси прошла презентация «Семантическо-сравнительного словаря черкесских языков, говоров и диалектов», который был издан в авторстве молодого грузинского ученого Алеко Квахадзе. Я решил узнать у вас, как вы работали над этой книгой и, вообще, как вы пришли к изучению черкесского языка, что вас сподвигло на эту тему?

Алеко Квахадзе: Над этой книгой я начал работать примерно два года назад и проделал огромную работу. Самой большой трудностью, с которой я столкнулся, было то, что я, по известным причинам, не могу въезжать в Российскую Федерацию, мне не выдают визу, и поэтому я не имею возможности поехать в черкесские республики – Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию и Адыгею. Соответственно, я не могу провести там научных экспедиций, а также получить языковую практику, чтобы улучшить знание языка. По этой причине я воспользовался другими средствами, например, скайпом и Facebook, и с помощью социальных сетей я связывался с черкесами, проживающими на территории исторической Черкесии, и записывал предоставленный ими интересующий меня материал. Также во время учебы в Турции, примерно два года назад, я ездил в черкесские села, которые находятся в провинции, находил там носителей языка и записывал тексты и слова.

Сам словарь состоит из диалектов черкесского языка: западных диалектов – это бжедугский, шапсугский, абадзехский и темиргоевский, а также восточных диалектов – кабардинский, бесленеевский, а также мертвого – убыхского языка, который является самым близким родственником черкесского языка. В словаре собрано около 1500 корней черкесского происхождения. В книге они разложены по семантическому принципу: например, деревни – отдельно, природные явления – отдельно, животный мир – отдельно и т.д.

Дэмис Поландов: Для кого, прежде всего, написана эта книга? Наверное, существует какое-то направление в лингвистике, которое занимается именно адыгскими языками. Алеко, в Грузии есть какая-то школа, какое-то течение, где конкретно занимаются северокавказскими языками? Вы не могли бы нам как-то обрисовать, как вы попали в эту среду и решили изучать черкесский язык?

Алеко Квахадзе: В Грузии существует давняя традиция изучения северокавказских языков – это было еще при основателе Тбилисского государственного университета Иванэ Джавахишвили. Также есть всем известный Арнольд Чикобава, который основал кафедру кавказоведения в Тбилисском госуниверситете, в котором примерно с 20-х годов XX века по сей день изучаются многие кавказские языки, издано много монографий и трудов, касающихся северокавказских языков, и я являюсь как бы продолжателем этой традиции. Что касается того, как я попал на кавказоведение, то сначала я начал учебу на тюркологии – изучал турецкий язык и историю Турции. Но с третьего курса заинтересовался параллельно северокавказскими языками, конкретно – черкесским языком, и мое преимущество было в том, что я уже знал турецкий язык, что помогало мне общаться не только с черкесами, проживающими в Российской Федерации, но также и с черкесами, которые живут в Турции, т.к. они не знают русского языка, для меня это было легко. Благодаря своему преимуществу, я легко освоился в кавказоведении, примерно за девять месяцев уже на бытовом уровне научился говорить на черкесском. По сей день по мере возможности я продолжаю его изучать и поэтому решил конкретно изучать черкесский язык и его грамматическую структуру. Что касается интереса, то данная книга представляет интерес для лингвистического мира, а также для историков, которые занимаются изучением истории народов Кавказа, т.к. если изучить отдельные слова, можно сделать попытку реконструкции древней истории черкесского народа, которая не зафиксирована в письменных источниках.

Дэмис Поландов: Алеко, в каком состоянии сейчас находятся эти диалекты? Существует ли сегодня угроза их исчезновения?

Алеко Квахадзе: ЮНЕСКО занесла черкесский язык как кабардинский диалект, так и т.н. адыгейский язык, который основан на базе темиргоевского языка, в число языков, которые находятся под угрозой исчезновения. К сожалению, если в т.н. черкесских республиках – Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее черкесский язык еще преподается на каком-то уровне и многие его знают, но сегодня делопроизводство на черкесском языке не ведется, то в Турции черкесский язык находится в катастрофическом положении. Там никто, младше 30 лет, уже не говорит на этом языке – понимают, но не могут говорить. К сожалению, такие же ассимиляционные процессы происходят в Иордании, Сирии, где находится черкесская диаспора. Более или менее нормальная ситуация с черкесским языком в двух израильских селах – Кфар-Каме и Рихание, где израильское правительство всячески способствует развитию черкесского языка, и сегодня там даже маленькие дети свободно говорят на своем родном языке.

Дэмис Поландов: Вы контактировали с израильскими черкесами?

Алеко Квахадзе: Да, они приезжали в Грузию на различные конференции, и я, естественно, с ними имел и продолжаю поддерживать контакты.

Дэмис Поландов: Насколько я помню, они говорят на двух разных диалектах.

Алеко Квахадзе: Те, кто живет в Кфар-Каме, говорят на шапсугском, а в Рихание – на абадзехском.

Дэмис Поландов: А в целом, если говорить о черкесах, которые живут за пределами Российской Федерации, какой диалект является наиболее распространенным, хотя бы на уровне западного или восточного черкесского языка?

Алеко Квахадзе: Если взять ситуацию в Турции, то там зависит от места: в некоторых преобладает кабардинский диалект, а в Дюздже – абадзехский и шапсугский. Все-таки могу сказать, что из западных преобладает шапсугский, а из восточных – кабардинский.

Дэмис Поландов: Наверняка с вами вместе работают и учатся люди, которые занимаются не только адыгским, но и абхазским языком. Вы никогда не интересовались абхазским языком?

Алеко Квахадзе: Я изучаю черкесский язык, и, естественно, как дополнительный предмет я изучал структуру и грамматику абхазского языка. К сожалению, я не могу говорить на этом языке, но в будущем, наверное, я буду затрагивать этот язык и касаться его в своих научных трудах. Я надеюсь, что я еще вернусь к изучению абхазского языка, если у меня хватит времени и сил.

Дэмис Поландов: Убыхский язык, конечно, одна из самых болезненных тем. Вот вы сказали, что в вашем словаре учтены слова и из убыхского языка. Откуда вы черпали этот материал, достаточно ли записей убыхского языка, чтобы полноценно включить их в какой-то словарь?

Алеко Квахадзе: Для меня основным источником убыхского языка был «Убыхско-французский словарь» Ганса Фохта – норвежского языковеда, который создал уникальный словарь. В основном я собрал материал именно из этого словаря. Также я использовал труды Жоржа Дюмезиля, Георгия Шарашидзе, Месароша и других ученых, которые занимались убыхским языком. К сожалению, убыхский язык больше не существует с 1992 года, когда скончался последний его носитель Тевфик Эсенч. Сегодня убыхи существуют, этим летом у меня состоялся научный визит в Турцию, в провинцию Гюльдже, и там, помимо черкесов шапсугов и абадзехов, я встречался с черкесами-убыхами, которые также живут в этой провинции. Они говорят на шапсугском диалекте, но, к сожалению, убыхский язык больше не знают. Их численность в Турции составляет примерно 30 тысяч, если учесть численность убыхских сел в Турции.

XS
SM
MD
LG