Accessibility links

Политический театр Армении


В акции, организованной не входящими в правящую коалицию парламентскими партиями «Процветающая Армения», «Наследие» и «Армянский национальный конгресс», приняли участие по разным оценкам от 18 до 20 тысяч человек

В акции, организованной не входящими в правящую коалицию парламентскими партиями «Процветающая Армения», «Наследие» и «Армянский национальный конгресс», приняли участие по разным оценкам от 18 до 20 тысяч человек

ПРАГА---Массовый митинг оппозиции прошел в пятницу, 10 октября, на площади Свободы в Ереване. Основное требование собравшихся: власти страны должны подать в отставку. В акции, организованной не входящими в правящую коалицию парламентскими партиями «Процветающая Армения», «Наследие» и «Армянский национальный конгресс», приняли участие по разным оценкам от 18 до 20 тысяч человек. Мы поговорили на эту тему с экспертом армянского Центра политических и международных исследований, политологом Рубеном Меграбяном.

Александр Касаткин: Руководитель парламентской фракции правящей Республиканской партии Армении высказал мнение, что у лидеров неправящих сил нет общего пути. Таким образом, он прокомментировал итоги пятничного митинга трех партий парламентского меньшинства. Как вы считаете, правомерно ли это замечание и согласны ли вы с ним?

Рубен Меграбян: Я бы дополнил это замечание тем, что у них не только нет общего пути, а нет пути как такового. Во-первых, само название «неправящие силы» уже само по себе антиполитологично и просто выпячивает искусственный характер этого всего, всю театральность этого действа, которое было в Ереване. Причем, началось оно в те минуты, когда руководство Армении подписывало позорнейший договор с путинской Россией. Это мероприятие содержало тот мессидж, что якобы в Армении общество абсолютно не интересуется тем, есть и будет ли у Армении государственность, будут ли у Армении независимость и суверенитет, а интересуется лишь вопросами хлеба насущного. Это всего лишь политическая интрига, но далеко не политика, и это, по сути, антиисторично, бесцельно, не основывается на каких-нибудь внятных ценностях, не является альтернативой тому, на чем основана власть. И что-то менять в Армении в сторону свободы, демократии, прав и свобод человека в рамках Евразийского союза, куда политическая элита Армении загнала страну, – это просто нерешаемая задача. Это скорее напоминает внутрипартийные интриги в советское время вокруг кресла первого секретаря – не более того.

Александр Касаткин: Рубен, существуют ли, на ваш взгляд, в Армении достаточно сильные оппозиционные силы, кем они представлены и каковы их перспективы?

Рубен Меграбян: В Армении сейчас в политически активной части общества все-таки есть политический заказ на реальную борьбу за реальную демократию, права, борьбу с коррупцией, однако, к сожалению, на политической арене силы, которые могут эту борьбу взять на себя, очень разобщены, не готовы сейчас к таким действиям, и эта ниша в политическом спектре в функциональном плане, можно сказать, пока еще пустует. Однако в Армении все-таки есть отдельные политики, небольшие внепарламентские партии, которые не разделяют всего того, что происходит в Армении, и выражают свое мнение по этому поводу.

Александр Касаткин: Сегодня утром Серж Саргсян заявил о том, что подписал договор о присоединении к Евразийскому экономическому союзу. Армения не противопоставляет его диалогу с Евросоюзом и будет продолжать этот диалог. Как вы думаете, удастся ли армянскому руководству продолжать балансировать между интересами России и Евросоюза?

Рубен Меграбян: Я думаю, что в том формате, в котором она пребывает после прошлогоднего заявления 3 сентября и после договора 10 сентября, поле для маневра для Армении резко сузилось. Я думаю, что это всего лишь риторика. Ну что означает диалог с Европейским союзом? С Европейским союзом диалог ведут также и африканские страны, и это как бы разговор ни о чем. Армения сейчас ногами и руками связана Россией, экономическая и торговая политика Армении полностью отдана и слита России. Армения фактически лишает себя суверенитета, с учетом того, что, помимо этих сфер, ассиметрично большое влияние имеет Россия в Армении и в политической, военной, информационной, энергетической и многих других сферах. Можно сказать, что фактически политическая элита сдала Армению в заложники России взамен на свое дальнейшее присутствие в политическом поле и доступ к рычагам политической власти. Мы, к сожалению, сейчас имеем дело с таким крайне деструктивным процессом внутри Республики Армения, поэтому говорить о том, можно ли удерживать баланс, как я полагаю, просто разговор для наивных. Никакого баланса не будет. Уже имеет место мощный дисбаланс, более того, Армения сделала несколько шагов, которые просто ее лишают возможности принятия самостоятельных политических решений.

Александр Касаткин: Президент Армении недавно достаточно жестко высказался по поводу Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). С чем, на ваш взгляд, связана такая, по сути, беспрецедентная критика и возможно ли, что Армения попытается выйти из этой организации?

Рубен Меграбян: Сама эта организация – это все, что угодно, но не организация. Это всего лишь вывеска, представляющая собой комплект двусторонних отношений России с постсоветскими странами, для того чтобы удовлетворять интересы России. И взамен по той части, по которой России, скажем так, не жалко, еще сыграть на руку правящим режимам этих постсоветских стран – не более того, и, самое главное, не допустить туда третьи силы. Другой функции ОДКБ не выполняет. То, что Серж Саргсян говорил Николаю Бордюже... Нужно иметь в виду, что Николай Бордюжа не принимает стратегических решений, и эти претензии равносильны жалобам на жару, потому что в ответ на это мы фактически видим анонс визита Шойгу в Азербайджан и информацию о том, что будет подписано соглашение о сотрудничестве на 2015 год. Мы видим, что эти претензии ни к чему не привели. Да, было посещение Бордюжем боевых позиций на армяно-азербайджанской границе, но это так, чтобы более или менее понравиться армянской стороне, но не более того. Такие претензии обычно не меняют политику. Риторика не меняет политику и мало на нее влияет. Политику меняют действия, а действия, как мы видим, просто идут в противоположном направлении, причем с ускорением свободного падения.

XS
SM
MD
LG