Accessibility links

«1001 и ночь» для грузинской науки


Главный вопрос – когда именно увеличат зарплату ученым, остается открытым. А пока «мозги», не желающие работать за 200 лари в месяц, продолжают «утекать» за границу. В Грузии остаются лишь ученые-романтики

Главный вопрос – когда именно увеличат зарплату ученым, остается открытым. А пока «мозги», не желающие работать за 200 лари в месяц, продолжают «утекать» за границу. В Грузии остаются лишь ученые-романтики

Быть или не быть науке в Грузии – буквально так стоял сегодня вопрос на заседании парламентского комитета по образованию, науке и культуре. Оно было бурным: парламентарии подвергли критике действия, а вернее будет сказать, бездействие Министерства образования. Основные требования деятелей науки – повышение заработной платы и восстановление юридического статуса научных учреждений Грузии.

Министру образования и науки Тамаре Саникидзе пришлось сегодня выслушать много нелестных слов в свой адрес. Саникидзе не пощадили даже представители правящей коалиции. Ученые жаловались, что не имеют никакого юридического статуса, их зарплаты мизерны, а инфраструктура научных учреждений практически уничтожена. На протяжении долгих лет ученые в Грузии умирали от голода, заявил председатель парламентского комитета по образованию, науке и культуре Иванэ Кигурадзе. Он считает, что «Национальное движение», упразднив в свое время Академию наук, начало воплощать в жизнь осознанный план по уничтожению науки в стране. Впрочем, председатель комитета добавил, что и новому правительству пока не удалось исправить сложившуюся ситуацию.

«Исследовательские институты, которые в 2006 году стали независимыми субъектами, с конца 2010 года уже с неясным статусом в качестве структурных единиц были присоединены к университетам. Права сотрудников этих институтов никак не защищены. Зарплата специалистов самой высокой квалификации составляет 200 лари, а на руки они получают 160. Министерство образования сейчас продолжает курс Ломая и Шашкина (бывшие министры образования). У людей (ученых), которым пришлось пройти такой тяжелый путь, наконец появилась какая-то надежда, что им предоставят нормальные, элементарные условия для работы. Но получилось так, что «националы», уничтожив исследовательские учреждения, дали нам в руки пистолет, чтобы мы сделали «контрольный выстрел»», – заявил Кигурадзе.

По его словам, ему непонятно, почему Министерство образования и науки, зная, в каком унизительном положении находятся ученые, в первую очередь расходует бюджетные средства не на увеличение их зарплаты, а на улучшение инфраструктуры научных учреждений.

По словам Автандила Арабули, Научный совет, членом которого он является и в котором под эгидой министерства объединились ученые, этим летом подготовил подробный доклад о состоянии и нуждах 42 исследовательских учреждений, существующих на сегодняшний день в Грузии. Арабули говорит, что это первый документ за последние десятки лет, в котором представлена полная картина того положения, в котором на сегодняшний день находится грузинская наука. По его словам, министерство, исходя из рекомендаций, уже должно было предпринять определенные шаги.

«Мы думаем, что представленного плана действий было достаточно, чтобы провести основные изменения для реабилитации системы. Главным образом, это касается двух пунктов. Первое – это восстановление юридического статуса ученого, поскольку по закону его сегодня просто не существует. И второе – финансирование. Можно было уже посредством программного финансирования хотя бы минимально увеличить заработную плату ученым», – говорит Арабули.

Ученые мужи обвинили министра в отсутствии концепции развития образования. По словам деятелей науки, многолетние дебаты об их нуждах постепенно превращались в сказку «1001 и ночь». Однако сама Саникидзе убеждена в том, что подобные вопросы не терпят спешки. И ее ведомство пытается быть последовательным в своих решениях.

«Без той работы, которая была проделана, решать существующие проблемы было бы нецелесообразно. Сейчас у меня есть пакет рекомендаций, которые я могу обсудить и принять решение. Если кто-то считает, что ничего не было сделано, – я думаю, он ошибается. На мой взгляд, мы достаточно последовательны, более того, мы уже дошли до определенного этапа», – заявила Тамар Саникидзе.

Впрочем, главный вопрос – когда именно увеличат зарплату ученым, остается открытым. А пока «мозги», не желающие работать за 200 лари в месяц, продолжают «утекать» за границу. В Грузии остаются лишь ученые-романтики – так сам председатель комитета Иванэ Кигурадзе назвал людей, благодаря которым наука, так или иначе, продолжает до сих пор существовать в Грузии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG