Accessibility links

Резолюция номер 2015 Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) под заглавием «Функционирование демократических институтов в Грузии» стала для правительства большим конфузом. Она разрушает основополагающее положение его риторики: «Мечта» освободила страну от диктатуры и установила истинную демократию, которая, как обещал ее лидер Бидзина Иванишвили, «удивит Европу».

Два года спустя Европа действительно удивлена, но совсем в другом смысле. Резолюция, как полагается, упоминает о позитивных шагах в определенных областях, но в целом оценка явно негативная. Политически мотивированное преследование оппозиции – главное, но не единственное обвинение. Во времена «кровавой диктатуры» Саакашвили Грузия настолько критических оценок не получала.

ПАСЕ – орган не самый могущественный, и прямых политических последствий у этой резолюции, скорее всего, не будет. В чисто политическом смысле краткое, но тоже очень критическое заключение Госдепартамента США имело больше веса. Главное в данном случае – репутация внутри и вне страны. Если страна хочет сохранить императив европейской интеграции, то репутация для нее очень, очень важна.

Какова реакция команды Иванишвили? Одно ясно – менять курс, т.е. корректировать действия в соответствии с европейскими ценностями никто не собирается. Установка на маргинализацию противников и критиков режима (прежде всего – «националов», но не только их) остается в силе (зачем же тогда было приходить во власть?) Но при этом правительство всеми силами старается защитить основополагающий миф о европейских демократах, пришедших на смену авторитарному режиму.

Для спасения главного, основного мифа нужно создать мифы вспомогательные. Согласно первому из них, нескольким «националам» во главе с переселившимся в Нью-Йорк Михаилом Саакашвили удается держать Запад во власти лжи (точно так же, как они держали во лжи большинство грузинского народа). В частности, в Европе «националы» действуют через своих идеологических друзей, Европейскую народную партию, объединение правоцентристских партий, к которому принадлежит и «Национальное движение». В Штатах, видимо, тоже остались старые связи, которые позволяют организовывать редакционные статьи в «Вашингтон пост» или заявления Госдепа. Единственный недостаток, который правительство «Мечты» при этом за собой признает, – надо больше работать на Западе.

Политический миф действен, только если в нем есть доля правды. В данном случае эта доля заключается в том, что лоббистские усилия из Тбилиси действительно могут оказывать влияние на западные оценки, и «националы» действительно активно работают с тем, чтобы создать на Западе определенное представление о происходящих в Грузии процессах. В том числе они и вправду используют партийные связи. Но их оппоненты делали то же самое, когда были в оппозиции, и тоже продолжают работать с западным общественным мнением. В их рядах есть опытные дипломаты (партия Ираклия Аласания – «Свободные демократы», в основном состоит из них), а республиканцы не менее активно используют связи с европейскими либералами, чем «националы» – с консерваторами. Они тоже «завербовали» стойких сторонников, которые, в частности, оспаривают содержание резолюции ПАСЕ.

Западные политики, включая тех, кто инициировали этот документ, часто ездили в Тбилиси и выслушивали мнения разных сторон. Резолюция была принята разгромным большинством, одни лишь консерваторы в принципе не могли ее провести; и трудно себе представить, чтобы самое солидное партийное объединение в Европе старалось из-за какого-то там Саакашвили, если бы у нее не было серьезных оснований для защиты своей позиции.

Второй вспомогательный миф заключается в том, что Европа идет против грузинского народа, который требует «восстановления справедливости». Доля правды есть и здесь: людей, которые хотят видеть «националов» только на скамье подсудимых, действительно немало. Но, судя по опросам (которым, правительство, впрочем, тоже не доверяет), большинство они никак не составляют. Единственная легитимная форма, которая выявляет «волю народа», – это выборы. Результаты трех последних выборов однозначны: народ хочет, чтобы руководила «Грузинская мечта», но основной оппозиционной силой были «националы». Стремление полностью разгромить последних означает неповиновение этому вердикту.

Из риторики «Мечты» вытекает два логичных вопроса. Первый: если Европа неспособна понять чаяния грузинского народа, зачем она нам вообще нужна? И второй: если Европа наш приоритет, но она верит лишь «националам», то может быть, лучше доверить процесс евроинтеграции последним? Вопросы, конечно, риторические, но неприятные.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG