Accessibility links

Хрущевы в Абхазии


У Никиты Хрущева с Абхазией были особые отношения. Однажды в Дурипше их с Фиделем Кастро в конце застолья заставили выпить по огромному рогу вина

У Никиты Хрущева с Абхазией были особые отношения. Однажды в Дурипше их с Фиделем Кастро в конце застолья заставили выпить по огромному рогу вина

Два человека по фамилии Хрущев оставили в столице Абхазии зримый и длительный, на десятилетия, след. Причем как ни парадоксально, гораздо больше среднестатистический сухумец осведомлен о том следе, который оставил намного менее известный Александр Хрущев – нижегородский бизнесмен, возродивший к жизни тургостиницу «Сухум» и некоторое время трудившийся советником по экономическим вопросам президента Абхазии Сергея Багапша. Так уж сложилось, что при взгляде на этот на совесть отреставрированный отель, в конференц-зале которого три года назад даже чемпионат мира по домино проводился, многие вспоминают его имя. Оно так запомнилось, наверное, потому, что это был один из самых первых крупных объектов, восстановленных после войны в Абхазии. А один мой приятель придумал и объяснение той желто-синей, напоминающей об украинском флаге, цветовой гамме, которую обрело здание: мол, хрущ – это же майский жук по-украински.

И гораздо меньше сухумцев знают о том, что троллейбус появился в их городе благодаря другому Хрущеву, Никите Сергеевичу, очень схожему, кстати, с Александром плотной фигурой, ровно полвека назад отправленному на пенсию с постов руководителя КПСС и советского правительства. Сухумские троллейбусы пошли спустя года три-четыре после его отставки, но решение принималось именно им – по советской традиции, на самом высшем уровне. И по личной просьбе первого секретаря Абхазского обкома партии Михаила Бгажба. Этот дешевый и удобный вид общественного транспорта функционирует лишь в одном городе Абхазии. Его нет даже в соседнем Сочи, от которого по развитию инфраструктуры Сухум всегда отставал в советское время, а уж в постсоветское, и тем более после олимпийского строительства…

У Никиты Хрущева с Абхазией были особые отношения. Не только любил здесь по примеру Сталина отдыхать и пировать (однажды в Дурипше их с Фиделем Кастро в конце застолья заставили выпить по огромному рогу вина), но и предложил как-то упомянутому Михаилу Темуровичу: не передать ли Абхазию из состава Грузии в состав России, подобно тому, как ранее он передал Крым из России Украине? Это вполне вписалось бы в его антисталинскую политику. Но Бгажба не решился...

Эта история стала известна мне в последние годы из разных источников, в основном устных. Рассказывали, в частности, о том, как Бгажба советовался кое с кем из своего ближайшего окружения. Но не буду пересказывать, поскольку то, что слышал, было достаточно противоречиво. И я не раз сожалел о том, что когда-то, на рубеже 80-х и 90-х годов, не расспросил о ней у самого Михаила Темуровича, когда обратился к нему с просьбой дать интервью о Хрущеве. Впрочем, не уверен, что тогда на этот конкретный вопрос он стал бы отвечать...

Что касается самого интервью, то оно было опубликовано в газете «Советская Абхазия» и вызвало, естественно, большой интерес читателей. Тогда уже и в провинциальной советской прессе стало можно обращаться к табуированным ранее темам. И встретив на улице Михаила Бгажба, который считался в Абхазии другом Хрущева, я предложил ему поделиться в газете своими воспоминаниями о нем. «А у меня уже есть готовая статья», – откликнулся Михаил Темурович и вскоре принес в редакцию машинописную рукопись своих воспоминаний страниц на десять.

Я подготовил все же на ее основе интервью, так как были у меня и некоторые дополнительные вопросы. Запомнилось, как Бгажба вспоминал об эпизоде еще 30-х годов, когда молодой Хрущев во время отдыха в Абхазии чуть не погиб, когда на горной дороге его вдруг понесла испугавшаяся чего-то лошадь, и как его спас абхазский крестьянин. И как спустя много лет он, уже будучи главой государства, был очарован реликтовой сосновой рощей в Пицунде, часто отдыхал там на своей госдаче, и как потом по его решению рядом на месте захолустного поселка вырос знаменитый пицундский курорт.

Глухой серый забор этой дачи должны были запомнить даже те, кто никогда не был в Пицунде, но видел остросюжетный кинофильм «Серые волки» 1993 года – как смещали Хрущева. Как известно, именно с пицундской дачи, где он отдыхал в октябре 1964 года, «дорогого Никиту Сергеевича» спешно вызвали на пленум ЦК, где ему была приготовлена ловушка. Из-за своего взрывного характера и самодурства он успел к тому времени перессориться почти со всей советской партийной верхушкой. И 13 октября его освободили от должности первого секретаря ЦК на президиуме, а 14 октября – на пленуме ЦК. Но только спустя день, 16 октября, то есть ровно полвека назад, крошечное сообщение об этом появилось в газете «Правда», и вся огромная страна узнала наконец о произошедшей смене ее руководства.

У меня другая аналогия: скорее не «серые волки», а стая собак набросилась тогда на одряхлевшего волка и одолела его. Подобно тому, как более десятка лет до этого стая во главе с самим Хрущевым набросилась на другого волка – Лаврентия Берия – и загрызла его до смерти.

В Абхазии, естественно, разные люди по-разному оценивают достаточно противоречивую фигуру Никиты Хрущева. Но доминирует главное – признательность этому неординарному политическому лидеру, благодаря которому абхазский народ после сталинско-бериевской удавки смог наконец вздохнуть полной грудью.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG