Accessibility links

«Ты – правитель, я – патриот!»


Многие наблюдатели считают, что Рауль Хаджимба принял единственно верное решение, вынеся проект на парламентское и общественное обсуждение

Многие наблюдатели считают, что Рауль Хаджимба принял единственно верное решение, вынеся проект на парламентское и общественное обсуждение

Страсти, разгоревшиеся в абхазском обществе вокруг проекта Договора между Российской Федерацией и Республикой Абхазия о союзничестве и интеграции, – это, без всякого сомнения, всерьез и надолго.

Налицо, как водится, и внутриполитическая составляющая полемики: сторонники пришедшей к власти команды Рауля Хаджимба говорят о том, что в целом заключение договора необходимо и важно, но нужно изменить ряд положений проекта, в парламенте на днях создана рабочая группа по подготовке соответствующих предложений; противники же новой власти заявляют о неприемлемости проекта в целом, используя это для атаки на нее. Последнее мнение не раз прозвучало в ходе привлекшего большое внимание общественности круглого стола на Абхазском телевидении в минувшую пятницу. Ушедшая после президентских выборов в оппозицию партия «Амцахара» заявила о возможности проведения по данному вопросу народного схода, и это с очевидностью свидетельствует, что обсуждение договора стало главным инструментом во внутриполитической борьбе. Впрочем, есть на сей раз и другие примеры – когда с яростной критикой проекта выступали и те противники любых покушений на суверенитет Абхазии, которые последовательно поддерживали на выборах Рауля Хаджимба.

Между тем российский и абхазский журналист Антон Кривенюк в своей недавней статье привел любопытные цитаты из выступлений предвыборного периода Аслана Бжания и других оппонентов нынешней исполнительной власти, в которых те убежденно говорили о необходимости в современных условиях углубления интеграции двух стран. Например, такую: «Существует острая необходимость сделать очередной шаг в развитии российско-абхазского стратегического партнерства и вывести наши отношения на качественно новый уровень». (Следовательно, нельзя исключать, что в случае иного исхода выборов некоторые политические силы и персоналии в Абхазии могли поменяться ролями в дискуссии по данному вопросу.) Один из выводов Антона: «Новая оппозиция» сама не верит в те лозунги, которые выдвигает. Ее лидеры обещали делать ровно то же самое, что делает новый президент. И ладно бы, с выборов прошло три года, но прошло всего два месяца, и все всё помнят».

Впрочем, можно «копнуть» и немного дальше в прошлое, лет на пять. Любой в абхазском обществе, кто не страдает политическим склерозом, прекрасно помнит, какая полемика развернулась тогда, при президенте Багапше, даже вокруг ныне действующих российско-абхазских договоров, не предполагавших такую степень интеграции, – о совместной охране границы с Грузией и других. Эти договоры подписывались после признания Россией независимости Абхазии без предварительного общественного и парламентского обсуждения, их потом только следовало ратифицировать. Так вот, сколько критических замечаний и возмущений звучало в 2009-м из уст представителей тогдашней оппозиции, ныне пришедшей к власти, в связи с тем, что отдельные положения этих договоров ущемляют суверенитет Абхазии, и сколько контраргументов в ответ – от представителей тогдашней власти и ее сторонников, например, на одной из встреч в офисе партии «Единая Абхазия»!

Я отнюдь не предлагаю этому удивиться. Удивительного тут как раз ничего нет. Эта смена ролей при смене властной команды вполне запрограммирована. Еще более кричаще проявляется она в Абхазии по отношению к проблеме приватизации иностранными гражданами крупных объектов госсобственности, прежде всего здравниц. Скажем, третий созыв абхазского парламента в 2002 году начинал работать при одной команде исполнительной власти, а заканчивал при другой. И крайне любопытно было наблюдать за тем, как оппозиционные во время первой половины срока своих полномочий депутаты, резко критиковавшие поступившие из правительства предложения о продаже, точнее о даче разрешения на приватизацию таких объектов, в частности бывшей дачи Сталина на Холодной речке, во второй половине срока будто по мановению волшебной палочки становились лоббистами тех же самых и схожих законопроектов. А оппонировавшие им депутаты – наоборот. Интересно, произойдет ли подобная метаморфоза в парламенте на этот раз…

Если же вернуться к теме российско-абхазских отношений и опасений утраты суверенитета, что весьма болезненно воспринимается в современном абхазском обществе, то на ум приходит известное русское выражение: «Я – начальник, ты – дурак, ты – начальник, я – дурак». Тут же получается так: «Ты руководишь государством, значит, я всегда буду большим патриотом».

Многие наблюдатели считают, что Рауль Хаджимба принял единственно верное решение, вынеся проект на парламентское и общественное обсуждение. При этом, к счастью, ситуация тут далеко не тупиковая, ибо не ограничивается выбором «да» или «нет». Есть возможность работать над отдельными формулировками и прийти к консенсусу, ни одной из подписывающих сторон не потеряв лицо. А вообще, на мой взгляд, не от большого ума кто-то затеял в Москве этот новый договор. Абхазия и так стопроцентно никуда не уйдет от России, странно это не понимать. Просто он был нужен кому-то, чтобы рапортовать Путину об успехах на этом направлении?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG