Accessibility links

Как живут люди, вышедшие в Грузии на заслуженный отдых, чей рабочий стаж насчитывает более трех десятков лет? Мы встретились с одной из пенсионерок, 78-летней Ольгой Джаиани.

Неотъемлемая часть интерьера в квартире Ольги Джаиани – большая плетеная ваза, всегда наполненная лекарствами. «Без них – никак, если диабет», – перебирая лекарства, вздыхает пожилая женщина. – А диабет на меня, значит, повлиял так: ухудшилось зрение. Я ведь читать очень любила, а сейчас долго не могу. Вот этим я расстроена».

Соответственно, главные претензии у Ольги – к системе здравоохранения. Нет, ни к тому, что вот уже два месяца как большинство медикаментов в Грузии отпускаются строго по рецепту. Ольга никогда не понимала тех, кто занимается самолечением. Ее беспокоит другое:

«Я разочарована в нашей медицине, потому что диабетики здесь никакой помощи не получают. В любом государстве, везде они обязательно бесплатно получают диабетон, а здесь только инсулин, и то, если человек уже умирающий. А инсулин не каждый организм принимает, например, мой. Вы представляете, мне сто лари не хватает на лекарства. Это ужас! Они все такие дорогие, и вот пенсия идет только на лекарства. Если бы дети не обеспечивали меня питанием, можно сказать, что была бы уже… Но я оптимист!»

Ольга печально шутит, что диабет приобрела вместе со статусом беженца. Она сухумчанка, 35 лет проработала там на швейной фабрике на руководящих должностях. «У меня было 39 рацпредложений. Ушла на пенсию в 55 лет. Всегда была загружена общественной, партийной работой. Я так уставала, что клятву дала: как выйду на пенсию, буду воспитывать внучку. Так получилось, что через год началась война».

Внучку уже пришлось воспитывать в Рустави, ютясь вместе с семьей в здании бывшей гостиницы около 20 лет. Всего пару лет как Ольга Джаиани получила в собственность однокомнатную квартиру от государства. Муж не дожил до этого дня. Живет она в ней одна:

«Вообще нас много: я, дочка со своей семьей, сын со своей семьей. Но в гостинице в Рустави я одна была прописана. Поступила очень честно, не стала прописывать детей и пострадала. Мне сказали, что сначала я получу квартиру, а потом получат мои. Я привыкла работать честно, без всяких «левых-правых», потому у меня и была образцово-показательная фабрика в Сухуми. Когда я получила однокомнатную, все удивлялись, потому что прописывали кто кого мог, и получали квартиры побольше, а я – однокомнатную с такой семьей. Мне тогда так объяснили: когда ваши приедут, обязательно предоставим им жилье. Но потом поменялась власть, и сейчас что будет, когда приедет мой сын, я не знаю».

Сын Ольги уехал в Португалию с семьей на заработки, оттуда помогает матери. Дочь перебралась на квартиру в Тбилиси, часто навещает ее. Ольга, несмотря на трудности, считает себя счастливой и богатой: пятеро внуков и шестеро правнуков, которые унаследовали от нее ее главный принцип в жизни:

«Обязательно каждый из нас обязан сделать что-то, что нужно государству. Мои дети все трудолюбивые, очень грамотные, получили образование. Конечно, это я их направила: я всегда уважала и уважаю умных людей, энергичных, пробивных, но только знаете как? Надо спокойно, мудро подходить к любому вопросу – к домашнему, к общественному ли, к отношениям с соседями – ну что получится, если люди друг друга будут оскорблять? Я считаю, что человек должен быть благородным».

Многие это знают, но почему-то не следуют этому принципу, говорит Ольга. Хотя, чем искать ответы на философские вопросы, лучше «мамалыгу приготовить», стряхивает она с себя привычные мысли и с улыбкой предлагает: «Я как раз сегодня приготовила, может, попробуете?»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG