Accessibility links

Пицунда: потерянный рай?


С высоты птичьего полета 14-этажки пансионатов курорта по-прежнему выглядят прекрасно, однако «при ближайшем рассмотрении» они не только обветшали за годы эксплуатации, но и представляют собой изнутри советские коммуналки

С высоты птичьего полета 14-этажки пансионатов курорта по-прежнему выглядят прекрасно, однако «при ближайшем рассмотрении» они не только обветшали за годы эксплуатации, но и представляют собой изнутри советские коммуналки

На прошлой неделе в публикации на «Эхо Кавказа», посвященной 50-летию свержения Никиты Хрущева, я упомянул, что именно этому советскому лидеру 50-60-х годов принадлежала идея создания на пицундском мысу, под сенью реликтовой сосновой рощи, знаменитого курорта, существующего уже почти полвека.

Подобно тому, как гостиницу «Абхазия» с ее полукруглым фасадом, сгоревшую еще до грузино-абхазской войны, называли визитной карточкой Сухума, так и визитной карточкой всей Абхазии в конце 60-х годов прошлого века стал разошедшийся во множестве открыток и прочих изображений вид с высоты птичьего полета на лукоморье пицундского мыса с семью 14-этажками, «отороченными» зеленью сосновой рощи. Чуть позже, в мои студенческие годы, этот курорт, казавшийся тогда подобием советского Майями, притягивал меня как магнит. И ничуть не удивился, прочтя года полтора назад в интервью Константина Затулина о том, что по воспоминаниям покойного Бориса Березовского, приезжая в Пицунду в те же 70-е годы, будущий мультимиллионер был готов хоть в бельевой комнате там ночевать.

Но вот парадокс: с высоты птичьего полета 14-этажки пансионатов курорта по-прежнему выглядят прекрасно, однако «при ближайшем рассмотрении» они не только обветшали за годы эксплуатации, но и представляют собой изнутри советские коммуналки, что сегодня даже для самых непритязательных отдыхающих выглядит неприемлемо. Я сам когда-то проводил здесь отпуск в 80-е годы (правда, зимой, ибо все летние сезоны здесь обычно «оккупировали» немцы из ГДР) и хорошо помню эти тесные двухместные номерки с общим душем на этаже. Даже выросшие в той же Пицунде в более позднее советское время здравницы, например, «Самшитовая роща», далеко ушли вперед в уровне комфортности.

Вот почему возглавивший лет десять назад объединение пансионатов курорта Пицунда господин Киртбая (по прозвищу Алябрик, в советское время работавший здесь барменом и друживший с писателем Юлианом Семеновым) выступил с радикальной идеей: снести существующие корпуса и возвести новые. Но для этого нужны серьезные инвестиции. Деньги вложить в конце 90-х был готов и один из фанатов Пицунды Борис Березовский, но на определенных политических условиях, которые Абхазию не устраивали… Я не раз договаривался с Киртбая о встрече и интервью, но как-то так и не сложилось. Сейчас он вернулся в Москву. А я на днях встретился с нынешним директором объединения пансионатов Виталием Хутаба. Разговор проходил в его рабочем кабинете, в здании через дорогу от знаменитого Пицундского храма, и начался, что было нетрудно предвидеть, с рассказа о былой славе курорта. Кстати, на днях, 5 ноября, исполняется 47 лет с ввода в эксплуатацию первого из пансионатов объединения. Виталий Хутаба говорит:

«В советское время курорт именовался «Жемчужиной Абхазии», «Воротами Абхазии» – каждый как хотел, так и называл. И действительно, отдохнуть тогда на курорте почти невозможно было простому человеку. В пяти корпусах иностранцы, и в двух корпусах только граждане Советского Союза тогда отдыхали, и то достать путевку почти невозможно было… Сегодня, конечно, курорт уже старый. Сегодня надо или капитальный ремонт, или полную реконструкцию проводить. Вот мы ежегодно вкладываем деньги, чтобы хоть что-то сделать. В последние два года мы мебель всю поменяли в номерах, три лифта, сантехнику на сорок процентов поменяли, кондиционировали номера с удобствами… Многие отдыхающие приезжают к нам почти с самого открытия курорта и почти каждый год, и если мы что-то новое сделали в корпусах, приходят сюда, благодарят. Пришлось под все работы взять у государства кредит 35 миллионов рублей».

Вот об этом я раньше не знал: что есть россияне, которые приезжают в эти пансионаты, по-видимому, с детства и не желают менять их ни на какой другой курорт. Как и о том, что, по словам Хутаба, в Москве, оказывается, даже существует клуб любителей курорта Пицунда.

Кредит, о котором говорил Виталий Матвеевич, был взят в начале 2012 года, в этом году его успешно вернули, как и 8 миллионов, которые в 2011-м занимали у Новоафонского пещерного комплекса. Среднегодовые доходы объединения в последнее время – 180-200 миллионов рублей, что составляет около четверти всех доходов, которые приносят здравницы Пицунды. Хотя, конечно, заполняемость пансионатов далека до довоенного уровня. В советские годы все 2 787 мест в номерах заполнялись круглогодично. Сейчас заполняется максимум 2 450 мест, и только в пик сезона, в июле-августе.

Да, знаменитый курорт ждет своего возрождения. Виталий Хутаба склоняется к мнению, что внешний вид корпусов пансионатов следует оставить прежним и этажность не надо повышать, ибо этот вид стал уже узнаваемым брендом, а вот всю их «начинку» требуется полностью поменять.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG