Accessibility links

ПРАГА---Мы продолжаем обсуждение темы жестокого обращения с животными в рамках рубрики «Некруглый стол». У нас на линии из Тбилиси психолог Гага Нижарадзе и правозащитник, юрист Гела Николаишвили.

Дэмис Поландов: Сегодня в нашем эфире был материал о жестоком обращении с животными, и в нем прозвучали два противоположных мнения – защитники прав животных говорили о том, что сегодняшнего наказания за жестокое обращение недостаточно, а психолог заявила, что надо не наказывать, а лечить. Давайте, сначала разберемся. Батоно Гела, какое наказание сегодня предусмотрено, есть ли вообще случаи уголовного преследования людей, которые жестоко обращаются с животными?

Гела Николаишвили: В грузинском Уголовном кодексе есть 259-я статья, которая гласит, что за жестокое обращение с животными, если это заканчивается убийством, предусматривается либо штраф, либо исправительные работы до года, а согласно второй части статьи, если это групповое преступление, неоднократное или с присутствием несовершеннолетнего, предусмотрено наказание либо штрафом, либо лишением свободы сроком до двух лет. Хотя я не помню, чтобы эта статья когда-нибудь применялась в жизни, в действии. Такие статьи обычно называют «мертвыми статьями», хотя на примере, который вы сегодня привели, оказывается, эта статья сработала – этому парню присудили исправительные работы на определенный срок.

Дэмис Поландов: Это всего лишь 100 часов. Вам кажется, что такое наказание соразмерно с убийством, которое было произведено?

Гела Николаишвили: Знаете, только наказание, наверное, не остановит таких людей, и то, какой срок будет предусмотрен, не является определяющим. Правильно сказал ваш гость психолог, что тут надо не то что лечить, а скорее воспитывать – в семье, учебных заведениях – не в сторону ненависти, а любви. Целью должна быть любовь ко всему живому – к человеку, в первую очередь, и к животным. К сожалению, в этом отношении очень многое предстоит сделать нашему обществу, образовательной системе. Конечно, параллельно можно ужесточить уголовный кодекс, но, по-моему, это отдельно взятое действие не поможет решить проблему.

Дэмис Поландов: Батоно Гага, вы согласны с мнением психолога, что все-таки ужесточение наказания в данном случае не будет эффективным, что надо каким-то образом искать подход к людям, возможно, лечить их или формировать общественное мнение, что уголовное преследование не поможет?

Гага Нижарадзе: Формирование общественного мнения, естественно, необходимо. С Русудан я частично согласен – это моя коллега, однокурсница. То, что их было трое, действительно называется сдвигом к риску, когда несколько молодых людей делают то, что они не сделали бы по одиночке. С другой стороны, их лечить – не напасешься терапевтов. Как гражданин, я согласен с тем, что надо ужесточать наказание. Существует такая триада Макдональда, который говорит, что если человек действием мучает животных, существует большой шанс, что из него вырастет жестокий преступник, и никто не даст гарантий, что не вырастет. Это очень плохой симптом. Это говорит об отсутствии сострадания, сочувствия и т.д. Таких людей называют моральными идиотами.

Дэмис Поландов: Так что с ними делать: их лучше изолировать или все-таки с ними должны работать, может быть, школьные психологи, еще кто-то?

Гага Нижарадзе: Конечно, школьные психологи, полиция и т.д. Но то, что прецедент есть, что за такое мерзкое нарушение человек получил наказание – адекватно или нет – это меня, честно говоря, радует. То, что этот случай имел большой общественный резонанс, может быть, пойдет на пользу обществу.

Дэмис Поландов: Знаете, я посмотрел законодательство европейских государств и нашел, что, в принципе, в Грузии не такое уж слабое законодательство в этом вопросе, разве что в Латвии срок увеличен до четырех лет лишения свободы. Батоно Гела, как вы считаете, может быть, действительно серьезно увеличить денежный штраф – может быть, это подействует?

Гела Николаишвили: Когда я говорил о том, что ужесточение наказания – не выход, я имел в виду, что надо действовать в совокупности, по разным направлениям: увеличение штрафа, работа психолога с такими людьми, усовершенствование воспитательной работы, формирование общественного мнения. В совокупности все эти направления надо охватить, чтобы изменить что-либо. Я думаю, что отдельно взятая мера наказания не поможет делу.

Дэмис Поландов: Есть ли в грузинской культуре какая-то позиция в отношении животных? Может быть, имеет смысл развивать эту традицию, если она существовала?

Гела Николаишвили: Я не припоминаю, чтобы жестокая сторона приветствовалась или было особо развито сочувствие. Хотя есть, конечно, произведения Важа Пшавела, который пишет о внутренних переживаниях молодого оленя, у которого убили мать, что он в это время думает – это все вызывает сострадание.

Дэмис Поландов: То есть, есть материал для того, чтобы власти работали с населением.

XS
SM
MD
LG