Accessibility links

В Грузии новая эпидемия: мужчины, в основном действующие или бывшие мужья и любовники, убивают женщин. Тенденция настолько резко выражена, что стала одной из самых обсуждаемых.

Естественно, самые активные в дискуссии – феминисты, которые говорят о патриархальной природе грузинского общества, необходимости гражданского образования и так далее. Но если все это правильно, это правильно давно. Внезапный пик насилия требует более конкретного объяснения.

Можно сказать, что грузинское общество как раз становится менее консервативным, количество независимых и инициативных женщин увеличивается, и все больше людей разделяет определенные элементы феминистской идеологии. Все это стало особенно заметно в последние годы. С другой стороны, защитники консервативных ценностей активно не приемлют то, что считают засилием феминизма и вообще упадочных западных ценностей. Этим нельзя объяснить отдельные преступления страсти: они происходят везде. Но если говорить о социальной тенденции, то можно сказать и так: женщин убивают не потому что грузинское общество патриархально, а потому что оно перестает таковым быть, но сопротивляется изменениям.

Однако насилие над женщинами можно связать не только с «женским вопросом», но и с общей проблемой насилия. Одну из характерных особенностей последних двух лет, т.е. правления «Грузинской мечты», составляет усиление насилия определенного рода: его можно назвать «социальным». Под этим я понимаю стремление различных социальных групп установить определенный порядок без вмешательства государства. Это – своеобразная реакция на «кровавые девять лет» правления Саакашвили, которому удалось реально осуществить монополию государства на применение силы: правильно оно применяло эту силу или нет – вопрос важный, но совсем другой. Видимо, общество восприняло запрет на социальное насилие, как угнетение. «Вздохнув свободно», оно стало самостоятельно устанавливать порядок в различных областях жизни.

Этих областей несколько. Есть социальное насилие чисто политического порядка: раз правительство не может уничтожить проклятых «националов», значит, можно «восстанавливать справедливость» через мордобой на улице. Можно и нужно бить «пидарасов», чтобы не слишком высовывались. Показательный погром был 17-го мая прошлого года, после чего представители сексуальных меньшинств усекли, что «качать права» на уличных акциях больше нельзя: приходится отводить душу в социальных сетях. В тюрьмах авторитетные «смотрящие» восстановили контроль над всякого рода «фраерами», в чем тюремная администрация им никак не мешает, а возможно, и рада: есть партнеры по наведению порядка. В различных регионах Грузии все чаще пытаются поставить на место мусульманские общины, чтобы те не строили слишком много мечетей или медресе, т.е., опять-таки, не высовывались. Обычно инициативу берут на себя местные жители во главе со священниками, хотя в последний раз, в селе Мохе, мусульман била уже полиция. Во всех этих случаях государство либо совсем не препятствует насильникам, защищающим «исконные ценности», либо наказывает их для проформы, штрафуя на сто лари.

Причем тут убийства женщин? Как я уже говорил, эту конкретную социальную эпидемию можно толковать как выражение некоего импульсивного протеста против ситуации, когда женщины перестают вести себя сообразно традиционным представлениям. Надо «установить положение» и в этой области: женщины должны знать свое место так же, как «пидарасы» или представители религиозных меньшинств. В этом отношении важны не сами убийства, а то, что очень многие люди – в том числе и женщины – оправдывают их плохим поведением самих жертв. Если ее убили, значит, на то были причины: не надо было доводить несчастного убийцу до такого отчаянного шага. Пусть другие вынесут из этого урок: женщина должна вести себя, как ей подобает.

Естественно, у правительства нет интереса поощрять убийства женщин. Но политическую ответственность несет именно оно, и главным образом не потому, что полиция недостаточно эффективно работает по превенции подобных преступлений. За всеми недовольными мужьями и любовниками уследить невозможно. Проблема в том, что оно способствует волне социального насилия в целом, обычно потому, что в роли насильников выступают ее политические союзники. Если можно безнаказанно бить «националов», «пидарасов» или мусульман, то почему бы не зарезать или застрелить сбившуюся с пути жену или любовницу: сейчас самое время. Джинн социального насилия выпущен из бутылки, вернуть его обратно будет трудно.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG