Accessibility links

Кто является потерпевшей стороной?


Югоосетинское общество продолжает относиться с недоверием как к процессу распределения средств, так и руководству Спецсчета

Югоосетинское общество продолжает относиться с недоверием как к процессу распределения средств, так и руководству Спецсчета

В Южной Осетии вновь заговорили о злоупотреблениях в ходе освоения средств Спецсчета. Генеральная прокуратура продолжает проверять законность расходования средств Специального счета по оказанию помощи гражданам, пострадавшим во время августовской войны 2008 года. По словам генпрокурора Мераба Чигоева, значительная часть денег была потрачена нецелевым образом.

Около 400 миллионов рублей были выделены на лечение и санаторно-курортный отдых в Российской Федерации не только для граждан Южной Осетии. Таковы предварительные итоги проверки расходования средств Спецсчета Генпрокуратурой. В отношении бывшего председателя наблюдательного совета по управлению средствами Спецсчета Нугзара Габараева возбуждено уголовное дело. Сам Габараев, в настоящее время работающий во Владикавказе, отказывается комментировать обвинения в свой адрес.

Югоосетинское общество тем временем продолжает относиться с недоверием как к процессу распределения средств, так и руководству Спецсчета. Сменивший Нугзара Габараева на посту председателя наблюдательного совета Родион Сиукаев считается в Цхинвале «темной лошадкой». Человек из окружения Аллы Джиоевой, он прибыл в Цхинвал аккурат после второго тура президентских выборов в ноябре 2011 года. Алла Джиоева, заняв кресло вице-премьера в правительстве Леонида Тибилова, продвинула своего протеже в советники по здравоохранению, а затем и в главы наблюдательного совета. Родион Сиукаев учился в Тбилиси, затем не совсем успешно занимался в Москве торговлей недвижимостью, позже состоял в партии «Фыдыбаста», которую покинул после того как Вячеслав Гобозов поддержал кандидатуру Анатолия Бибилова на последних президентских выборах.

Нынешние власти обвиняют предшественников в незаконной выдаче беспроцентных кредитов и добиваются возвращения этих средств в Спецсчет. Те, в свою очередь, утверждают, что выдавали кредиты участникам августовской войны, которые смогли на эти деньги открыть собственные производства, пройти лечение.

После громких заявлений Мераба Чигоева деятельностью Спецсчета заинтересовались и в парламенте. 20 октября депутаты собирались заслушать отчет председателя наблюдательного совета о проделанной работе. Однако Родион Сиукаев не явился в законодательный орган. Спикер парламента Анатолий Бибилов пояснил, что со сменой власти в республике наблюдательный совет перестал отчитываться перед парламентом и стал подотчетен только президенту и правительству. Депутаты решили создать комиссию по изучению деятельности наблюдательного совета при президенте республики.

Я пообщалась с депутатом Амираном Дьяконовом, возглавлявшим Союз защитников отечества. Активисты этой организации – участники боевых действий – также получили кредиты из Спецсчета. Дьяконов считает, что любой чиновник из исполнительной власти обязан отчитаться перед парламентом:

«Есть положение, устав, утвержденный указом президента. Раньше Спецсчет был подконтролен парламенту. Решение о выдаче тех или иных средств принималось постановлением парламента. Сейчас этого нет. Деньги Спецсчета частично размещены на счетах Сбербанка. Вопросы у нас есть к Сиукаеву. Есть один момент. Сиукаев отказывается приходить в парламент, ссылаясь на свою должность – он еще и советник президента по здравоохранению и социальным вопросам, и он, по его мнению, не должен отчитываться перед депутатами. Но мы ему напомнили, что любое должностное лицо из исполнительной власти обязано объясняться по тем или иным вопросам перед депутатами».

Я созвонилась с самим Родионом Сиукаевым. К моему разочарованию, от словоохотливости и общительности бывшего оппозиционера у ныне важного чиновника не осталось и следа. Проговорив как скороговорку, зазубренную фразу: «Наблюдательный совет работает согласно положению «О наблюдательном совете», является коллективным органом и все решения принимаются коллегиально. Остальное без комментариев. Всю информацию возьмите из газеты «Южная Осетия». У нас все хорошо», – чиновник попытался оборвать разговор.

Не без колебаний Сиукаев все же пояснил мне, что с января 2012 года из Спецсчета кредиты не выдаются. В целом средства тратятся на оплату лечения, диагностику заболеваний за пределами республики. Всего, по его словам, помощь была оказана более 1000 человек. На восстановление жилья погорельцев ушло 40 миллионов рублей. Наблюдательный совет утратил право самостоятельно перечислять средства со своего расчетного счета:

«У нас все чисто и прозрачно. Мы действуем строго по положению, мы кредитов не даем. К нам никаких претензий нет. Все, что было до нас, этим занимается прокуратура. Что касается нас, то мы ходим с высоко поднятой головой, у нас все замечательно. Все открыто и все хорошо. Депозит мы не трогаем. Наблюдательный совет использует в своей работе ежемесячные проценты в размере около 1 миллиона 150 тысяч рублей. Мы сдаем ежеквартальный отчет», – сказал Сиукаев.

На вопрос, почему он не явился в парламент, глава наблюдательного совета ответил, что с июля 2012 года совет не подотчетен парламенту:

«Я не вижу здесь политического контекста. Если в положение будут внесены соответствующие изменения, мы будем подотчетны и парламенту. Тем более что всегда в составе наблюдательного совета был депутат. Раньше это был Липин Сергей, сейчас будет Козонов Алан, который сможет получать любую информацию и информировать своих коллег о работе наблюдательного совета».

Югоосетинский политик Роланд Келехсаев скептически относится к словам Сиукаева:

«Да, помощь получали люди, я знаю. Но это незначительные средства. Речь идет о том, что все недоверие возникает из-за отсутствия информации. Нет открытости со стороны чиновников. Они остаются закрытыми для прессы, общественности. Им надо отчитываться в центральной прессе каждые два-три месяца и рассказывать, на что ушли деньги, и тогда со стороны народа будет доверие».

Другой мой собеседник обратил внимание на следующее обстоятельство: поскольку средства Спецсчета – это внебюджетные деньги, то нет строгих указаний о том, на какие именно нужды они должны пойти. Поэтому Генпрокуратуре будет сложно доказать нецелевое расходование средств, считает мой источник. Действительно, кто является потерпевшей стороной по уголовному делу? Народ? Деньги ушли на возвратной основе гражданам Южной Осетии. Разговор о том, каким именно гражданам были предоставлены эти средства, каждый раз принимает политический оборот. Ведь решение о выделении средств принималось предыдущим руководством, в том числе экс-спикером парламента Станиславом Кочиевым, преимущественно в пользу сторонников Эдуарда Кокойты.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG