Accessibility links

В Абхазии завершилось, в основном, комплектование структур исполнительной власти. Главное – назначены все министры и руководители городских и районных (кроме Гальского района) администраций.

Не буду, как любят некоторые всезнайки, спешить тут же выставлять оценки: «эти назначения верные, а эти ошибочные». Во-первых, не претендую на достаточный объем информации о том или ином новоиспеченном руководителе, во-вторых, «критерий истины – практика». Поэтому остановлюсь лишь на том, как были встречены в обществе и обсуждались некоторые назначения.

Пожалуй, больше всего разговоров было вокруг беспрецедентной для Абхазии добровольной отставки только что назначенного министром здравоохранения Давида Гунба. История эта породила множество предположений и слухов, тем более что «министр на час», надо полагать, тут же убыл по прежнему месту жительства в столицу Кубани, да и нет никакой уверенности, что он захотел бы раздавать интервью и искренне рассказывать обо всем, что побудило его отказаться от министерского кресла. В интернет-сообществе рассказывали, что якобы в его кабинет завалилась пьяная ватага и посоветовала убираться подобру-поздорову: не для тебя, мол, этот кабинет освобождался.

Сотрудники министерства, к которым обращались за уточнениями, описанный факт не подтверждали, а говорили о том, что, судя по всему, Д. Гунба стало не по себе от нескончаемого потока просителей материальной помощи для лечения за рубежом. А еще, говорят, он увидел слишком много беспорядка, не поладил кое с кем из главврачей… Так или иначе, но общественность ситуация не могла не обескуражить. «Объем работы и масштаб ответственности замминистра здравоохранения многомиллионного Краснодарского края на порядок выше, чем у министра здравоохранения Абхазии, – пишет читательница в абхазской прессе. – И вдруг эта должность оказалась не по плечу».

На днях министром здравоохранения был назначен известный в Абхазии врач и ветеран войны, кабардинский доброволец, депутат третьего созыва абхазского парламента Андзор Гоов. Он был личным врачом Владислава Ардзинба, некоторое время руководил ИЭПИТом, в последние годы возглавлял диагностический центр «Совитар» в Сухуме.

Его назначение министром, а также одновременное назначение секретарем Совета безопасности республики другого северокавказского добровольца-абазина, Героя Абхазии, бывшего замминистра обороны республики Мухамеда Килба были встречены в абхазском обществе весьма позитивно, с энтузиазмом. Прежде всего – ветеранами войны и теми, кто воспринял эти кадровые решения как подтверждение «поворота к Северному Кавказу» в политике руководства Абхазии.

В последние дни руководителями районов были назначены: Сухумского – Беслан Авидзба, Очамчырского – Беслан Ахуба, Ткуарчальского – Аида Чачхалия. Главой администрации города Пицунда стал Чингис Бигвава. Первые двое мало известны широкой общественности республики, и именно по поводу одного из этих назначений встретилось замечание в соцсетях: почему не публикуются биографии, фотопортреты новых руководителей? Это замечание, часто адресуемое в обществе к переживающим сейчас «трудности роста» пресс-службам властных структур, можно отнести и к остальным назначениям. Доходит до курьезных случаев с путаницей фотопортретов на телеэкране, поскольку не все даже журналисты успели «узнать начальство в лицо», у некоторых из руководителей республиканского масштаба нет их фото в интернете, чтобы взять оттуда.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG