Accessibility links

Стремительный политический кризис в Грузии ознаменовался 4 ноября увольнением придерживающегося прозападных позиций министра обороны страны. В знак солидарности с ним в отставку ушли министр иностранных дел и госминистр по вопросам интеграции в европейские и евроатлантические структуры. В результате правящую коалицию «Грузинская мечта» покинули 10 депутатов. Коалиция, таким образом, утратила парламентское большинство, а перед партиями Грузии открылись возможности для создания новых альянсов.

Однако, несмотря на всю драматичность происходящего, данный кризис не является неожиданностью или поводом для излишних волнений. Наоборот, он может произвести в грузинской политике некоторую встряску, необходимую для того чтобы предоставить избирателям более определенный набор возможностей в будущем.

Непосредственной причиной кризиса стало правительственное расследование, начатое прокуратурой по подозрению в коррупции некоторых сотрудников Министерства обороны. Когда же глава военного ведомства Ираклий Аласания встал на защиту своих сотрудников, премьер-министр Ираклий Гарибашвили объявил 4 ноября о его увольнении.

Однако следует обратить внимание на тот факт, что правящая коалиция уже давно являлась миной замедленного действия, готовой разорваться в любой момент. Коалиция была образована в 2012 году из нескольких партий, объединенных лишь целью сместить находящегося тогда у власти президента Михаила Саакашвили.

Финансирование коалиции осуществлялось миллиардером Бидзиной Иванишвили, нажившим свое состояние в 90-е годы в России. Для смещения Саакашвили коалиция оказалась действенным орудием, но предложить более широкую объединяющую платформу она оказалась не в состоянии. Двумя годами позже несовместимость некоторых из партий стала совершенно очевидной.

Аласания и покинувшие свои посты из солидарности с ним политики являются наиболее откровенными представителями внутрикоалиционного лагеря сторонников интенсивного сближения с НАТО и Евросоюзом.

В отличие от них, Гарибашвили старается уравновесить свою публичную поддержку евроинтеграции попытками улучшения отношений с Москвой. Эти усилия, включающие в себя развитие торговли с Россией, поддерживаются Иванишвили, покинувшим в 2013 году пост премьер-министра. Иванишвили заявил тогда, что его миссия выполнена.

Сейчас, спустя шесть лет после окончания грузино-российской войны, в результате которой вся коммерческая деятельность между двумя странами была прекращена и Грузия потеряла 20% своей территории, Россия уже стала четвертым по объему торговым партнером Грузии. В то же время, Грузия не присоединилась к международным санкциям против Москвы, связанным с Украиной.

Однако, несмотря на столь очевидную разницу в подходах, нынешний политический кризис в Грузии разгорелся не только из-за интенсивности сближения с Западом. В «Грузинской мечте» достаточно прозападных политиков, в особенности из числа «республиканцев» − партии спикера парламента Давида Усупашвили.

Кризис, похоже, связан с невозможностью политических лидеров продолжать свою деятельность в рамках аморфной коалиции, соединенной Иванишвили из разнонаправленных партий.

Степень продолжающегося влияния Иванишвили на «Грузинскую мечту», несмотря на то, что он покинул свой официальный пост, проявилась в его неожиданном присутствии на заседании политсовета коалиции 5 ноября, на котором депутаты от партии Аласания «Свободные демократы» намеревались попрощаться со своими бывшими партнерами. Неприятно удивленные его появлением, «свободные демократы» в знак протеста покинули заседание.

Утрата «Грузинской мечтой» парламентского большинства может открыть новые политические возможности.

После того как «Грузинскую мечту» покинули 10 депутатов от партии Аласания, численность коалиции сократилась до 73 депутатов. Парламентское большинство 150-местного законодательного органа составляет 76 кресел. Для того чтобы вновь добиться большинства, коалиции необходимо определить свои важнейшие ценности и постараться привлечь на свою сторону независимых депутатов.

Таким образом, кризис становится возможностью для возникновения более сильного оппозиционного блока, или даже новой правящей коалиции. Такое может произойти в случае (хотя этот вариант маловероятен), если Аласания вступит в союз с «Единым национальным движением». Партия Саакашвили и по сей день располагает 51 креслом в парламенте. Совместно с 10 депутатами «свободных демократов» Аласания, новому блоку потребовалось бы лишь 15 кресел, чтобы получить парламентское большинство.

Все это может самым благотворным образом отразиться на Грузии с учетом стремительно приближающихся всеобщих выборов в 2016 году. Расцвет парламентских демократий напрямую связан с необходимостью предоставить избирателям четко обозначенные варианты выбора. Сейчас у политических партий Грузии такая возможность появилась.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG