Accessibility links

Артур Аракелян: «Никаких закрытых переговоров с участием Минтранса Армении не ведется»


Первый заместитель министра транспорта и связи Армении Артур Аракелян

Первый заместитель министра транспорта и связи Армении Артур Аракелян

ПРАГА---Мы продолжаем обсуждать тему в рамках рубрики «Гость недели». Сегодня председатель парламентского комитета Грузии по защите прав человека Эка Беселия неожиданно подтвердила ведение тайных переговоров об открытии железнодорожного сообщения через Абхазию. «Переговоры ведутся. Более детально спросите у тех, кто участвует в переговорах», – цитирует парламентария news.ge. К сожалению, с Экой Беселия нам связаться не удалось, однако мы дозвонились до главного зачинщика сегодняшнего скандала – первого заместителя министра транспорта и связи Армении Артура Аракеляна.

Нана Плиева: Вы заявили, что ведутся закрытые переговоры о возобновлении функционирования абхазского участка железной дороги Грузии. Грузинские власти сегодня опровергли эту информацию, отметив, что никаких закрытых консультаций нет. В частности, с подобными заявлениями выступили госминистр по вопросам примирения и гражданского равноправия Паата Закареишвили и министр экономики Георгий Квирикашвили. По словам Закареишвили, в этом вопросе дело не сдвигается с мертвой точки. Тогда на чем были основаны ваши заявления?

Артур Аракелян: Мои заявления были основаны только на том, что в последнее время активизировались разговоры и с российской, и с грузинской стороны по поводу возможных подвижек в плане открытия железнодорожного сообщения, и имеют место некоторые консультации. Я в своем интервью четко заявил, что Министерство транспорта и связи Армении не участвует в этих закрытых консультациях, однако мы используем каждый возможный повод и встречи для того чтобы заявлять нашу позицию по очень сложной проблеме, которая существует в связи с открытием железнодорожного сообщения на участке Грузия-Абхазия. В моем заявлении не было ничего о каких-либо тайных переговорах или участии в них Минтранса. Фактически просто из контекста (были вырваны слова). У журналиста получилась какая-то гипотеза о том, что, возможно, ведутся такие переговоры, о которых заявляет Минтранс Армении.

Н.П.: То есть, искажена ваша цитата? Вы говорите, что нет никаких закрытых переговоров, они не идут ни на каком уровне?

А.А.: Я заявил вчера также и армянской службе Радио Свобода, что с участием Минтранса Армении никаких закрытых переговоров не ведется. Я также в своем заявлении сказал, что все мы должны быть очень осторожными в плане заявлений и каких-либо комментариев по этому процессу, т.к. для наших коллег из Грузии это очень чувствительный момент, связанный с политическими вопросами. Поэтому для нас важно, чтобы вокруг этого вопроса не было никаких противоречивых заявлений или каких-то ложных вбросов информации. Просто во время моего интервью у журналиста появилось ощущение, что Минтранс Армении участвует в каких-то закрытых переговорах, однако я и вам заявляю об отсутствии каких-либо закрытых консультаций, переговоров с участием Минтранса Армении. У Минтранса также нет никакой конкретной информации о подобных переговорах между другими участниками процесса. К сожалению, я больше ничего сказать не могу.

Н.П.: Там же приводятся ваши слова: «В последнее время возможностей для озвучивания обнадеживающих заявлений стало больше». Вы отметили, что есть обнадеживающие сигналы. Что вы имеете в виду?

А.А.: Сигналы о том, что в последнее время и с грузинской, и с российской стороны были озвучены некоторые заявления, и, по нашему мнению, основываясь на данных заявлениях, активизировались процессы по обсуждению данной проблемы. Это явилось для нас основанием для того чтобы сказать, что процесс решения проблемы не то, чтобы сдвинулся, а активизировалось его обсуждение. Так как это очень важная инфраструктура для Армении – железнодорожное сообщение является на сегодняшний день единственным сухопутным сообщением в сторону России, а также в европейском направлении, мы крайне зависим от этого участка железной дороги. Вот и все, что было сказано в моем интервью.

Н.П.: А что вы имеете в виду, когда говорите о сигналах, поступающих с грузинской стороны?

А.А.: Были публикации в грузинской прессе, что этот вопрос обсуждается, и мы также пытались обсудить эти вопросы с нашими коллегами. Но так как это очень чувствительный момент, мы воздержимся от консультаций по этому вопросу и подождем развития ситуации.

Н.П.: А ведутся ли переговоры с абхазскими властями в Сухуми?

А.А.: Каких-либо контактов или переговоров с абхазскими властями у нас нет. Мы очень четко обозначаем позицию, что разговариваем с нашими коллегами из Грузии.

Н.П.: Как скоро вы рассчитываете, что сможете предоставить общественности больше информации?

А.А.: Я повторюсь, что это очень чувствительный процесс, и он основан только на политических решениях, поэтому это очень неблагодарный процесс для прогнозов. Так что я воздержусь от прогнозов.

* * *

Надо отметить, что сегодняшнее интервью первого заместителя министра транспорта и связи Армении Артура Аракеляна несколько отличается от того, что он говорил еще вчера нашим коллегам из армянской службы Радио Свобода:

«Последний раз мы говорили об этом, когда в Армению приезжал премьер-министр Грузии. В последнее время разговоры об этом активизировались. В частности, речь идет о том, что делаются более активные попытки ввести в эксплуатацию этот важнейший участок (дороги). Недавно глава РЖД России Якунин выступил с заявлением, что ведутся переговоры об эксплуатации абхазского участка».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG