Accessibility links

Тайны следствия


Жалобы на нарушения при задержании и в ходе следствия в Ингушетии, к сожалению, стали привычным делом. Зачастую не возможно найти официальную информацию, которая объясняла бы позицию правоохранительных органов

Жалобы на нарушения при задержании и в ходе следствия в Ингушетии, к сожалению, стали привычным делом. Зачастую не возможно найти официальную информацию, которая объясняла бы позицию правоохранительных органов

На Северном Кавказе стало привычным делом, что в отношении подозреваемых сотрудники силовых структур допускают грубые нарушения закона. Зачастую невозможно найти официальную информацию, которая объясняла бы позицию правоохранительных органов. Вот и случай очередного задержания жителя Ингушетии стал лишним тому подтверждением.

2 ноября Карабулакский районный суд вынес постановление о взятии под арест 24-летнего жителя селения Плиево Масхуда Чибиева. Перед этим несколько суток родственники Чибиева пытались установить его местонахождение. Из дома Масхуда забрали 29 октября сотрудники республиканских силовых структур, которые перед задержанием Чибиева провели в его доме санкционированный обыск. Ничего противозаконного в ходе обыска обнаружено не было, и, тем не менее, молодого человека увезли. Родителям сказали, что доставят его в следственный отдел города Карабулак, но там Чибиева не оказалось.

На следующий день мать Масхуда – Хадишат Чибиева – обратилась с заявлением о похищении сына в прокуратуру, к уполномоченному по правам человека и в правозащитные организации. В аппарате ингушского обудсмена внимательно выслушали предположения Хадишат о возможном местонахождении сына и связались по телефону с центром по противодействию экстремизму (ЦПЭ при МВД РФ по РИ), куда ранее Масхуд доставлялся на беседу. В ЦПЭ факт задержания подтвердили, но сообщили, что дело уже передали в следственный комитет. Адвокат Микаил Муцольгов по просьбе родителей Чибиева, пытаясь установить его местонахождение, обратился в несколько отделов полиции. Безрезультатно.

1 ноября к задержанному допустили дежурного адвоката Фатиму Мержоеву, но об этом родственники узнают только на следующий день от самого адвоката перед тем, как Чибиева доставят в суд. Также им становится известно имя следователя Следственного комитета, в чьем производстве оказалось уголовное дело. Он разрешает матери Масхуда встретиться с сыном в зале суда и передать ему необходимые вещи. Адвоката Муцольгова на суд не допустили, сославшись на то, что обвиняемый подписал отказ от его услуг. Хадишат обратила внимание на гематомы на лице сына. Масхуд рассказал матери, что в день задержания его били во время допроса и заставили подписать какие-то бумаги, но что именно он подписывал, не знает. Чибиеву предъявили обвинение по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ (участие в НВФ). По словам дежурного адвоката, Чибиев признался в пособничестве и пожаловался только на то, что первые три дня к нему не допускали адвоката. Фатима Мержоева также обратила внимание на ссадины на лице у своего подзащитного и предложила ему пройти медосвидетельствование, от которого тот отказался.

Жалобы на нарушения при задержании и в ходе следствия в Ингушетии, к сожалению, стали привычным делом. Зачастую не возможно найти официальную информацию, которая объясняла бы позицию правоохранительных органов. Вот и в деле Чибиева есть только заявление его родственников. 6 ноября на сайте Следственного комитета РФ по Ингушетии появилась информация о том, что следственным отделом по городу Карабулак возбуждено уголовное дело в отношении 24-летнего местного жителя, который подозревается в участии в вооруженном формировании. Фамилия подозреваемого не указана, поэтому остается только гадать, имеет ли это сообщение отношение к Чибиеву или дело возбудили в отношении другого человека.

Но в деле Масхуда есть один интересный нюанс. В 2009 году Масхуда уже обвиняли в пособничестве боевикам. Почти полтора года он провел в СИЗО Пятигорска, затем, по словам Хадишат Чибиевой, его перевели под домашний арест в Нальчик. В марте 2011 года Чибиеву разрешили переехать в Ингушетию, где он продолжал находиться под домашним арестом. Еще через какое-то время арест заменили на подписку о невыезде. Масхуд регулярно отмечался в правоохранительных органах и являлся на беседу по первому требованию. Пять лет человек находится под следствием. Пять лет следствие либо не может доказать его вину, либо родственникам забыли сообщить о том, что Масхуд уже понес какое-то наказание. Все это время он находится в поле зрения правоохранительных органов.

Как известно, отсутствие достоверной информации порождает слухи, поэтому кто-то считает, что рецидив мог случиться у Чибиева, а кто-то грешит в этом на силовиков.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG