Accessibility links

ПРАГА---О том, что обсуждали на этой неделе в Армении, мы побеседовали с директором Армянского центра национальных и стратегических исследований (АЦНСИ) Манвелом Саркисяном.

Манвел Саркисян: Я заметил, что всю прошедшую неделю дискуссии, в основном, шли вокруг деятельности так называемой тройки парламентских партий во главе с олигархом Гагиком Царукяном, и всех интересовало, какое продолжение будет иметь их деятельность, которую они назвали общенациональным движением. В связи с этим возникло много вопросов, потому что после митингов 10 и 24 октября пошли разговоры о том, что в этом оппозиционном движении нет согласия. В итоге получилось так, что одна из партий – Армянский национальный конгресс – фактически подвергла критике деятельность ведущей партии Гагика Царукяна, заявив, что попытки развернуть движение по всей Армении могут привести к тому, что в Ереване оппозиционное движение может ослабнуть и власти могут начать его раскалывать. Подобные разговоры внутри этих партий, которые в основном возникли после того как партия Раффи Ованнисяна повела себя неоднозначно, были заметны даже на митинге 24 октября какие-то недомолвки. В общем, нет площадки для принятия совместных решений.

Это привело к тому, что сейчас многие уже не могу понять, будет ли движение, либо нет. Последние два дня я прослеживал в соцсетях возмущение – никто не знает, в чем смысл этого движения, насколько это связано с властями Армении, также многое говорится о том, что Гагик Царукян встречался с президентом Сержем Саргсяном, они что-то обговорили, Саргсян поехал в Москву. То есть происходит такая внутриполитическая несуразица в Армении, и понятно, что никто ничего внятного сказать не может.

В Армении также был какой-то интерес к событиям в Грузии, потому что Грузия всегда приводилась в пример Армении, эффект Иванишвили и тому подобное, но там тоже начались какие-то непонятные внутренние процессы, которые здесь вызывают много вопросов. Мы как-то ориентировались на Грузию, а на самом деле там начались совершенно непонятные процессы, какой-то внутренний развал, что тоже создало в Армении стагнацию.

Александр Касаткин: Манвел, в Армении планируют восстановить Министерство внутренних дел, и вообще, решено представить в Национальное Собрание проект изменений и дополнений в закон о структуре правительства. Нашли ли эти события какой-то отголосок в общественном обсуждении?

Манвел Саркисян: Что-то есть, но всем кажется, что власть уже централизует свою структуру. Многие связывают это с тем, что активизировался Гагик Царукян, многие считают, что внутривластные изменения в основном связаны с Россией. В Армении вообще в последнее время все связывают с Россией, то есть любое внутреннее движение почему-то связывают именно с Россией, но то, что власть концентрируется, действительно сужается, пытается количество действующих лиц свести к минимуму – это факт. Однако нет однозначной оценки причин всего происходящего. Многие считают, что на концентрацию власти Армении влияет исключительно внешнеполитический фактор, оппозиционно настроенная часть общества считает, что оппозиция активизировалась и власти стремятся всячески централизировать силовые структуры и т.п. Складывается ощущение того, что нет какого-то единого мнения, и все это пытаются обсуждать исключительно исходя из своих интересов. Многие, конечно, не понимают – что является главным, а что второстепенным.

XS
SM
MD
LG