Accessibility links

Контуры новой абхазской оппозиции


Старт деятельности нынешней оппозиции проходит в гораздо более сложных, затрудненных и «запутанных» для нее условиях, чем проходил старт «хаджимбовской» оппозиции

Старт деятельности нынешней оппозиции проходит в гораздо более сложных, затрудненных и «запутанных» для нее условиях, чем проходил старт «хаджимбовской» оппозиции

Сегодня политсовет политической партии «Амцахара» распространил заявление. Из него следует, что, как и предполагали некоторые, «братание» власти и оппозиции по вопросу о проекте нового российско-абхазского договора оказалось вымышленным. Политсовет отреагировал на сообщение пресс-службы президента 8 ноября в связи с обращением к народу Абхазии внеочередного съезда политической партии «Амцахара» и считает, что пресс-служба фактически вводит в заблуждение общественность Абхазии. В частности, направленный по данным авторов заявления 7 ноября МИДом Абхазии в МИД Российской Федерации окончательный вариант договора между РА и РФ в день проведения съезда партии «Амцахара» не мог быть, в принципе, составлен с учетом предложений и замечаний «амцахаровцев», а тем более с участием их представителей, которых съезд единогласно избрал для участия в работе над договором. И власть делает все, чтобы подписать неодобряемый народом Абхазии договор...

Сегодняшнее заявление возвращает нас к более привычной и реалистичной картине взаимоотношений исполнительной власти и оппозиции, представляемой ныне в Абхазии партией «Амцахара».

Эта партия в первой половине нулевых годов (тогда еще в статусе общественно-политического движения) была одной из ведущих оппозиционных сил в республике, а затем почти десятилетие сохраняла верность властной команде Багапша – Анкваба, и вот теперь вернулась в оппозиционную ипостась.

Но все повторяется на новом витке и в новых обстоятельствах. В начале 2005 года бывшие до этого во власти и при власти сторонники Рауля Хаджимба вышли из острейшего политического кризиса в стране, добившись формально некоего компромисса (соглашение от 6.12.2004), фактически же уступив власть, но при этом уже являясь отмобилизованной оппозиционной силой. Вскоре разные, в том числе и весьма мелкие, организации оппозиционного толка того времени объединились под эгидой общественно-политического движения «Форум народного единства Абхазии», в дальнейшем, в 2008-м, преобразованного в политическую партию. Информационным рупором тогдашней оппозиции тех лет стала газета «Новый день», которая, правда, слишком долго занималась обсуждением «прошедшего дня», то есть пережитого выборного кризиса. Но постепенно другие независимые газеты, какая более, какая менее активно, стали поворачивать от поддержки багапшистов к поддержке хаджимбистов. (А тогда роль традиционных СМИ во внутриполитической борьбе была все еще велика, заметно выше, чем сейчас, в пору все большего расширения социальных сетей.) Ведь для таких изданий во всем мире свойственно критиковать действующую власть, которая, понятно, неизбежно будет совершать те или иные ошибки. Наконец, около двух лет назад тогдашние оппозиционные силы сумели создать Координационный совет политических партий и общественных движений, объединивший почти весь политический спектр Абхазии, кроме «Амцахары», летом 2013 года преобразованной из ОПД ветеранов Отечественной войны народа Абхазии в партию.

Не ошибусь, если скажу, что старт деятельности новой, нынешней оппозиции проходит в гораздо более сложных, затрудненных и «запутанных» для нее условиях, чем проходил старт «хаджимбовской» оппозиции. Прежде всего, у нынешних нет знамени, которому можно было присягать, как предыдущая оппозиция присягала основателю современного абхазского государства Владиславу Ардзинба, а также официального преемника предыдущего лидера, которым для всех был Рауль Хаджимба. Недавний кандидат в президенты, набравший 24 августа более трети голосов избирателей, то есть, казалось бы, готовый лидер оппозиции, Аслан Бжания, не рвется, как многие и предполагали, возвращаться в политику. Явно не стал знаменем оппозиции и добровольно-принудительно ушедший в отставку и эмиграцию экс-президент Александр Анкваб. Хотя по всем формальным признакам у него были предпосылки стать еще и «мучеником», но, как бы это ни было для него прискорбно, от него и его поддержки в ходе выборов некоторые оппоненты нынешней власти даже старались откреститься. Если говорить об информационном ресурсе, то партийная газета «Амцахара» гораздо менее популярна, чем был когда-то «Новый день»; к тому же напомню о снижении сегодня роли традиционных СМИ, а также о, по сути, информационной блокаде, в которой со стороны большинства СМИ оказался съезд партии 7 ноября (хотя, возможно, это только эпизод).

И еще. С одной стороны, «Амцахаре» не привыкать к роли оппозиционной силы (в 2003-м она, пожалуй, была наиболее громогласной такой силой в Абхазии). С другой стороны, за минувшие годы она потеряла большинство из своих прежних популярных лидеров: ушли из жизни из-за болезней Сергей Дбар и Владимир Начач, пали от пуль киллеров Гарик Айба и Ака Ардзинба. Давно «обособился» и выстраивает собственную политическую линию Мираб Кишмария. Из отцов-основателей ОПД в строю лишь нынешний сопредседатель партии Гарик Саманба.

Но есть в партии и другие известные в обществе личности. В частности, такой интересный оратор, как Виталий Тарнава. К ним уже подтянулись избранные на внеочередном съезде 7 ноября в политсовет партии «Амцахара» ветераны абхазской политики Анри Джергения и Нугзар Ашуба – бывшие премьер-министр и спикер парламента. И пополнение ее многими бывшими госчиновниками, не попавшими в новую властную команду, – дело предрешенное. Многими, но, разумеется, не всеми, так как другие предпочтут вписаться раньше или позже в действующую власть.

По опыту смены власти почти десятилетней давности можно не сомневаться, что в нынешнюю оппозицию будут рекрутироваться и многие из «обиженных», тех, кто активно поддерживали КС, вносили свою лепту в победу, но при «раздаче слонов» оказались обойденными «местом под солнцем», «хлебным местом» – как хотите, так и называйте. Пишу об этом под впечатлением от недавнего частного разговора с одним достаточно известным политиком из партии, представленной в КС. Он как раз рассуждал о будущности нынешней оппозиции: мол, если «амцахаровцы» окажутся хорошими учениками «Форума» и КС, то через полтора-два года смогут сколотить серьезный оппозиционный блок. Именно блок, потому что непосредственно в партию «Амцахара» многие из потенциальных союзников, скорее, не пойдут.

Ну, а о первом кандидате на блокирование с «Амцахара» говорят уже сейчас. Это национальная общественная организация «Женщина в политике», презентация которой прошла в Сухуме 3 октября. Председатель организации - бывший вице-спикер парламента, кандидат исторических наук, доцент Абхазского госуниверситета и известная телеведущая Ирина Агрба, зампредседателя – ветеран Отечественной войны народа Абхазии, врач Гунда Джения.

Теоретически возможно и возрождение «Возрождения» – то есть ОПД «Айтайра», неформальным лидером которого в начале нулевых годов был Александр Анкваб, но от которого уже тогда стали отходить некоторые политики. После девяти лет небытия, весной 2014-го, Анкваб пытался реанимировать эту организацию, собирал у себя в президентской администрации «старую гвардию», но не успел.

Так или иначе, но, по моим ощущениям, стать такой же наступательной силой, как «Форум народного единства Абхазии», который уже в 2006 году начал выдвигать требование отставки премьер-министра и тому подобные требования, новая оппозиция так быстро не сможет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG