Accessibility links

Новый «Спутник» на грузинской орбите


Генеральный директор радиостанции «Спутник» Дмитрий Киселев заявил, что СМИ под этим новым брендом призваны показывать многополярный мир, где у каждой страны есть свои национальные интересы

Генеральный директор радиостанции «Спутник» Дмитрий Киселев заявил, что СМИ под этим новым брендом призваны показывать многополярный мир, где у каждой страны есть свои национальные интересы

ПРАГА---В рубрике «Некруглый стол» мы сегодня обсуждаем усиление российского информационного присутствия в Грузии. Наши гости из Тбилиси – главный редактор грузинской газеты «Резонанси» Лаша Тугуши и блогер Тенгиз Аблотия.

Нана Плиева: Мой первый вопрос господину Тугуши. Информационно-аналитическая радиостанция «Спутник» начала вещать в Грузии на грузинском языке. Пока сообщается, что в FM-диапазоне четыре часа в сутки, но в течение будущего года обещают перейти на круглосуточное вещание. 10 ноября международное информационное агентство «Россия сегодня» запустило новый бренд – мультимедийную группу «Спутник», полностью ориентированную на зарубежную аудиторию, в том числе на Грузию. Будет вещание и на абхазском языке. Как вы оцениваете интерес российского государственного информационного агентства к грузинской аудитории?

Лаша Тугуши: Это типичная пропаганда. Мы такое видели в Советском Союзе и видим сегодня на российских каналах. Они, конечно, хотят усилить свое влияние и в Грузии. Мы иногда шутим, что одной рукой они давят танками, а другой рукой травят пропагандой. Так что лично у меня такое же отношение к подобным каналам – не имеет значение, будь то радио или телевидение, особенно когда речь идет о господине Киселеве, который особо отличился в свете украинского конфликта.

Нана Плиева: Тенгиз, вы часто пишете в своих блогах об активизации пророссийских сил в Грузии. Шеф-редактор этой радиостанции в Грузии Антон Ласхишвили, в частности, обещает рассказывать о том, о чем молчат другие, а генеральный директор – пресловутый господин Киселев – заявил, что СМИ под этим новым брендом призваны показывать многополярный мир, где у каждой страны есть свои национальные интересы. Как вы считаете, Тенгиз, найдется ли для такого телеканала аудитория в Грузии?

Тенгиз Аблотия: В широком смысле аудитория найдется, потому что по всем статистическим исследованиям и по результатам всех прошедших выборов примерно от 10 до 15 процентов населения Грузии придерживается пророссийской ориентации. Это очень разная публика, и все, что есть темного, регрессивного и необразованного в стране, находится там. В первую очередь, это религиозно, экстремистки настроенная публика. Те, кто думает, что вся Европа состоит из геев, и что там мужчин уже давно не осталось, и что весь мир решил все свои проблемы и единственное, что ему осталось сделать, – это лишить грузин своей идентичности. 10-15% населения – это, конечно, статистически немного, но лично для меня даже один грузин, который выходит и говорит, что Крым – это Россия и что Россия правильно поступает на востоке Украины, – это позор, от которого мы не отмоемся.

Нана Плиева: Чем чревато вещание такого канала даже на эти 10-15% с подобной постановкой вопроса и информационной политикой?

Тенгиз Аблотия: Само по себе это никакой опасности не таит, потому что, во-первых, радиорынок Грузии распределен. Уже лет 10-15 лидеры не менялись и уже вряд ли изменятся, а во-вторых, я посмотрел, что за публика там работает – тот же Ласхишвили, который всю жизнь работал в газете «Заря Востока», потом еще 20 лет работал в газете «Свободная Грузия», которая является той же «Зарей Востока». В это время были телекомпании, Рейтер, интернет-сайты, а человек 20 лет сидел в «Свободной Грузии». То есть это типичный российский подход – они посмотрят, условно говоря, 100 человек, из них выберут 10 самых сереньких, неинтересных, некреативных и сделают на них ставку. Я говорю о том, что в широком смысле проблематичен сам факт усиления пророссийских тем на фоне абсолютной глухоты в этом отношении со стороны власти. А так, никакого физического вреда от этого не будет.

Нана Плиева: Что вы имеете в виду, когда говорите о глухоте власти?

Тенгиз Аблотия: Такое ощущение, что они не видят георгиевских ленточек, митинга около здания посольства России под российским флагом и с лозунгом, что Крым и Донбасс – это Россия. Более того, те, кто проводил акцию под лозунгом «Крым – это Россия» сегодня являются союзниками нашего правительства в борьбе против «Национального движения». Я имею в виду организацию «Свободное поколение». Половина активистов этой организации, а точнее бывший военный Тристан Цителашвили и еще несколько человек, принимали участие в акции и считают, что Крым – это России, а также оправдывают действия России на Украине, и правительство не только с этим ничего не делает, но еще и имеет этих людей в союзниках.

Нана Плиева: Господин Тугуши, должна ли быть у государства какая-то информационная политика? После 2008 года в Грузии практически прекратили вещание российские телеканалы. Мы видели, насколько агрессивной может быть российская пропагандистская машина на примере Украины. Что должно делать государство, на ваш взгляд?

Лаша Тугуши: Это очень сложный вопрос, потому что существуют европейские стандарты, принципы демократии и т.д. Сложно находить грань или как-то законодательно регулировать и что-либо запрещать. Несмотря на то, что мы видим, что происходит на Украине, – это гибридная война, где информация похожа на артиллерийскую подготовку, она выглядит, как травля. Мы понимаем, что это очень опасно, но как с этим злом бороться – вот это проблема. Если говорить о политике, то, наверное, мы должны больше развивать демократию, плюрализм, свои медиасредства, вкладывать деньги в систему образования и глубже интегрироваться с Западом – генеральная линия должна быть такой.

Нана Плиева: То есть вы считаете, что нужно идти путем большей открытости, плюрализма и просвещенная аудитория сама выберет, что ей ближе. Не нужно никаких законодательных ограничений, все регулирует открытый рынок?

Лаша Тугуши: Да, я больше склоняюсь к такому подходу, но я понимаю, что если мы говорим о медиасреде, то, что они делают, это не медиа. Я в последнее время смотрел разные передачи и ток-шоу, которые транслируются по российским каналам. Это натравливание народа на соседние народы, издевательство. Они поднимали температуру, подготавливали морально народ к тому, чтобы пойти дальше – стрелять, убивать и т.д. Если с этой стороны посмотреть, то это очень страшно, и это, знаете, работает. Не все понимают, когда смотрят телевизор или слушают радио и оттуда идет сильная пропаганда, что это все засоряет мозги. Но проблема в том, как с этим бороться. Можно сказать, что мы закрыли 14 каналов, но есть еще интернет – не все же перекроешь.

Нана Плиева: Вы имеете в виду, что это предмет дискуссии, нет единого мнения и подхода.

Лаша Тугуши: Да, конечно. Я понимаю тех людей, которые говорят о том, какими стандартами мы должны руководствоваться – это разве медиа? С другой стороны, если рационально смотреть на вещи, то сложно это все перекрывать. Надо быть самим сильными, самим развиваться, обустраиваться и двигаться дальше, а не смотреть на это. Но когда активную фазу военных действий на Украине закрыли – это другой вопрос.

Нана Плиева: Тенгиз, вот господин Тугуши говорил об активной военной фазе. Как вы думаете, закончилась ли в отношении Грузии информационная война со стороны России и что бы вы противопоставили российской государственной пропаганде? Мы говорили о том, что нет единого подхода. Каким, на ваш взгляд, он должен быть?

Тенгиз Аблотия: Я с большим уважением отношусь к Лаше Тугуши и примерно понимаю, что он имеет в виду: когда общество становится лучше, когда оно идет вперед, соответственно, вся эта грязь не будет работать, но нам еще очень далеко до этого. Мы говорим о публике, которая считает, что весь мир борется против них, которая считает, что Донбасс – это не Украина и Россия правильно делает. Сколько веков должно пройти, чтобы эти люди что-то поняли? Мы не можем себе позволить сидеть и ждать, пока у этой публики, которой очень активно мозги промывает церковь, пока у них в головах произойдет какое-то прояснение. Если бы речь шла только о медиа, может быть, я бы и согласился с Лашей Тугуши. Но речь идет о том, что это целая неправительственная организация, что они уже устраивают акции, проводят всякие конференции, сюда приезжал Шевченко. Единственное, Дугина, наверное, не было. Против этого надо принимать конкретные меры. Это не вопрос демократии, а вопрос состояния двух воюющих государств.

Нана Плиева: Какие конкретные меры вы предлагаете принять, если приедет не только Шевченко, но и, к примеру, господин Киселев?

Тенгиз Аблотия: Я не знаю. Как бы поступило английское правительство в 1941 году, если бы появилась организация, которая бы стала говорить: ну, что мы там с немцами, как так можно, мы же все протестанты, мы же братья, у нас даже корни германские общие (англосаксы). Это из той же оперы. Что касается того, находятся ли в состоянии войны Грузия и Россия, то сейчас маленький перерыв, но не потому, что Россия передумала и сработает примиренческая политика в Грузии, – ничего подобного. Сегодня просто у России другой, гораздо более серьезный приоритет. Сегодня им не до нас. Сегодня там Украина. Но когда-нибудь украинская тема закончится, и они снова вернутся сюда, и тут уже будут готовы эти 15% публики, которые считают, что весь мир борется против православия и что Россия на Донбассе права. А мы должны спокойно сидеть и на это смотреть.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG