Accessibility links

Из Чечни – напоминание и предупреждение.

Вообще-то новости из Чечни по-прежнему «только хорошие». Неустройства – второстепенные.

Хорошие новости в Чечне даже из Сирии. Вот Рамзан Кадыров заявил о гибели своего и Путина врага Абу Умара аш-Шишани (в миру – Тархана Батирашвили). Это уже пятый отчет о его уничтожении…

Новости плохие – на весь выпуск – у нас теперь из Украины. В потоке известий о преступлениях против мирных жителей востока Украины повторяются сообщения о массовых убийствах и массовых захоронениях. Массовые захоронения – свидетельства страшных злодеяний. Память об этом у советского человека в подкорке: «Когда я вижу километровые рвы с расстрелянными – мне не нужны объяснения, я узнаю символ и суть самого явления: оно мне знакомо с детства», – писал в статье «Я – антифашист» советский диссидент Михаил Розанов.

* * *

Вот лишь недавние сообщения такого рода. 1 октября 2014 года «Российская газета» передала слова министра иностранных дел России Сергея Лаврова: «Более 400 тел обнаружено в захоронениях под Донецком. Это военное преступление. Будем добиваться установления истины и наказания виновных».

31 октября Александр Захарченко, премьер-министр самопровозглашенной ДНР сообщил: «почти 400 женщин в возрасте от 18 до 25 лет пропали в Красноармейске без вести, где был расквартирован батальон «Днепр-1». 286 женщин были обнаружены вокруг Красноармейска изнасилованными… 286 тел было обнаружено с отверстиями в затылке».

25 октября 2014 года, в «день тишины» перед выборами в Верховную Раду в Киеве на щитах видеотрансляции вместо рекламы появились ужасающие картины: «Хакерская группа «Кибер-беркут» смогла получить доступ к десяткам рекламных экранов в центре украинской столицы. Люди останавливались у мониторов, где фотографии жертв чередовались с портретами политиков». Портреты премьер-министра Яценюка, спикера парламента Турчинова и так далее сопровождала надпись «военный преступник». На фото – уходящий вдаль ров с человеческими телами…

* * *

В целом же у российского зрителя не могло не складываться впечатление бесконечного, как этот ров, потока преступлений украинской «хунты».

Тем более что «за плечами» у этого зрителя есть тяжкий груз знания: такое не просто возможно, но и было в нашей совсем недавней истории. Кто-то вчитывался в сообщения о гибели десятков тысяч жителей Чечни. Другие – большинство, наверное, – узнавали об этом из официозных «опровержений». Советский еще опыт чтения между строк не мог не напомнить: «значит, есть, что опровергать».

И этот багаж знания, явного или тщательно скрываемого, подсказывал: расстрельные рвы – реальны.

* * *

На поверку каждое из этих сообщений оказывалось по крайней мере не совсем достоверным.

Сергей Лавров поспешил довериться собственному же официозу. К моменту его выступления 1 октября сообщения о захоронении с 400 убитыми мирными жителями было многократно и доказательно опровергнуто российскими же СМИ, как и слухи об убитых беременных женщинах и о разборе убитых на органы. Но Следственный комитет России сразу же возбудил уголовное дело о геноциде русскоязычного населения в Донбассе…

Сообщение Захарченко о сотнях тел убитых женщин он сам же и опроверг в тот же день: «Я такого не говорил» (см. LifeNews).

Еще проще – и страшнее – оказался сюжет с «Кибер-беркутом» и киевскими рекламными щитами. Использованная в ролике про «военных преступников» фотография с уходящим вдаль к горизонту рвом с человеческими трупами была немедленно опознана. Сделана она весной 1995 года в Грозном на Русском кладбище.

​Во рву собранные в Грозном тела людей, убитых в ходе продолжавшегося с декабря 1994 года штурма города российской армией и не похороненных родственниками. Во рву, а еще рядом рядами тела лежат, чтобы дать людям последнюю возможность их опознать и похоронить по-человечески. А нет – так они будут зарыты под номерами: возле рва уже приготовлены палки с табличками…

Так что и в этой истории сюжет из Донбасса уходит корнями в чеченские войны…

* * *

В Чечне Правозащитный центр «Мемориал» не раз имел дело с массовыми захоронениями. Напомним об одном: в дачном поселке «Здоровье» на восточной окраине Грозного (подробнее – в книге «Судьба неизвестна») заброшенное садоводческое товарищество занимало полосу длиной около двух километров между Аргунской и Шатойской трассами. Поселок и прилегающую территорию «федералы» контролировали с середины декабря 1999-го, со времени развертывания рядом, менее чем в километре, главной военной базы Объединенной группировки войск в Ханкале. На западной окраине поселка «Здоровье» был размещен 105-й КПП, проход гражданским был воспрещен. Федеральные силы полностью контролировали эту территорию.

Это место стало широко известно в конце февраля 2001-го. Здесь было обнаружено массовое захоронение, или, скорее, свалка трупов, хаотично разбросанных по улицам, участкам и домикам дачного поселка. О захоронении в поселке «Здоровье» родственники исчезнувших знали задолго до того – информацию продавали силовики.

В декабре 2000-го за 500 долларов родные смогли вывезти тело Али Мусхаджиева, задержанного в селе Белгатой и содержавшегося после этого в яме на Ханкале. Где искать, им сообщила женщина, искавшая там своего сына. Тело Али нашли в подвале одного из домиков. Родственники не стали предавать гласности обстоятельства обнаружения тела.

Вероятно, были и другие случаи, когда неофициальные поиски заканчивались сходным образом. 21 января 2001-го в подвале одного из дачных домиков на окраине поселка «Здоровье» нашли труп Хусейна Муртазова, жителя села Пригородное. Он исчез накануне – ушел на охоту в сторону дачного поселка и не вернулся. Голова Муртазова была проломлена, рядом лежала окровавленная железная труба.

Слухи о массовом захоронении поползли по Чечне после обнаружения 15 февраля 2001-го тела Адама Чимаева, задержанного 3 декабря 2000-го. В начале февраля некий российский офицер сообщил родственникам, что тело Чимаева лежит в одном из домов поселка. За разрешение забрать тело родственники заплатили 3000 долларов.

21 февраля 2001-го родственники вывезли похищенных 12 декабря 2000-го, содержавшихся на Ханкале и исчезнувших Магомеда Магомадова, Одеса Метаева и Саид-Рахмана Мусаева. Родственники узнали о захоронении от женщины, искавшей там труп сына.

24 февраля в поселке побывал врио прокурора республики Всеволод Чернов. Прокуратура подтвердила обнаружение большого числа трупов. До 2 марта МЧС под контролем прокуратуры вывезло из поселка 48 тел. Неизвестно, проводились ли на месте необходимые следственные действия. Тела в чехлах под номерами партиями доставляли на базу МЧС в Грозном. Там укладывали рядами на полу ангара, доступ в который был открыт. Тела сфотографировали и сняли на видео. Люди приходили и опознавали близких. Все тела осматривал один-единственный судмедэксперт, у которого не было ни времени, ни оборудования, – ничего, кроме резиновых перчаток и скальпеля. Он не проводил полное внешнее обследование тел, тем более – вскрытие и патологоанатомическое исследование, не снимал одежду для приобщения к материалам уголовного дела, не отделял от тел и не приобщал к материалам дела веревки и проволоку, которыми были связаны руки жертв, не извлекал из тел пули для баллистической экспертизы... Некоторые заключения содержали лишь описание места обнаружения тела. Неопознанные останки 34 человек были захоронены 10 марта. По фото впоследствии были опознаны еще несколько тел.

Трупов в поселке было много больше – до трех сотен. Об этом говорили и милиционеры, помогавшие вывозить первые тела, и родственники, побывавшие там до организованного вывоза трупов. Военные позволили МЧС забрать трупы только с одной, самой маленькой улицы из семи улиц дачного поселка. Несколько дней в остававшуюся закрытой часть поселка заезжали крытые брезентом грузовики, направлявшиеся затем в сторону Аргуна. Жители города утверждают, что военные сбрасывали трупы на дно карьера, а затем, подрывая взрывчаткой крутые склоны, заваливали тела песком и гравием. Звуки мощных взрывов были слышны оттуда на протяжении двух недель.

Прокуратура заявляла, что трупы принадлежат либо жертвам боевиков, либо самим боевикам, погибшим в ходе «разборок». Власти не предприняли никаких попыток расследовать обстоятельства гибели найденных людей.

На телах были видны следы жестоких пыток. Из 25 опознанных жертв – 20 мужчинах и пяти женщинах – все были задержаны сотрудниками федеральных силовых структур или исчезли в разное время в 14 эпизодах. Достоверно установлено, что жертвы были задержаны представителями федеральных сил и считались безвестно исчезнувшими. Восемь человек содержались на Ханкале, четверо были увезены в сторону Ханкалы. Неправдоподобно, чтобы эта система мест незаконного содержания, пыток, внесудебных казней и складирования трупов существовала без санкции или одобрения командования группировки.

Дело о массовом захоронении в поселке «Здоровье», как и прочие дела о массовых захоронениях в Чечне, не было расследовано российской прокуратурой или Следственным комитетом. Не были возбуждены уголовные дела о «геноциде». Об этих захоронениях средства массовой информации сообщали тогда глухо и мельком. Все было давно и прочно забыто.

* * *

Неудивительно, что фотография рва с убитыми из Грозного почти двадцатилетней давности была показана по Первому каналу как свидетельство «зверств украинской хунты»… И давно уже нет особых надежд на то, что «…средства массовой информации будут объективно освещать эту историю» - «пока они явно пытаются ее замалчивать».

Сколько лет этому «пока»?

Из Чечни – напоминание и предупреждение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG