Accessibility links

Я вам одну умную вещь скажу, только пусть никто из вас не обижается. Обычно к моменту вступления во взрослую жизнь с человеком уже все, в основном, ясно. Если старшеклассница пишет в сочинении: «Мне очень понравилась Наташа Ростова, когда она танцевала на балу со Штирлицем», – трудно надеяться, что она будет блистать потом в какой-либо интеллектуальной области деятельности. Если начинающая журналистка с высшим образованием пишет «салистка», как мне на днях про кого-то рассказали, то весьма вероятно, что она так на всю жизнь и останется начинающей. (Правописание, конечно, не самое важное в жизни, но и оно органично связано со всеми областями интеллекта и образования.) Словом, для жизни в гармонии с собой и окружающими очень важно, будете ли вы заниматься тем, что вам не только по душе, но и по плечу.

Один мой знакомый, как я слышал от окружающих, неоднократно писал в советское время в некий московский вуз заявления, которые начинались словами: «Прошу принять меня в аспЕрантуру...» В аспирантуру он, конечно, так и не поступил, тем не менее возглавляет ныне одну небольшую «научную» организацию.

А соседка по дому, с которой мы общаемся не одно десятилетие и которая окончила в свое время элитную сухумскую 10-ю школу с золотой медалью, а затем физмат престижного вуза с красным дипломом, частенько рассказывала мне очень похожие друг на друга «производственные» истории. Всю жизнь в силу природной скромности она проработала в разных организациях на самых незначительных, неначальственных должностях, и всегда рядом с ней «трудились» никчемные сотрудники, за которых сделать работу ей оказывалось легче, чем потом переделывать то, что они накосячат. Появлялись они обычно в этих организациях после телефонных просьб их «добрым» руководителям: «Возьми девочку временно, по-братски». Это «временно» растягивалось на годы, в течение которых моя соседка пахала за таких девочек. Но ведь не всем подобным «специалистам» так везло, не у всех рядом оказывались люди, которые прикрывали их никчемность. И тогда они мучили своим непрофессионализмом окружающих и мучились сами. Но скажи им, что, может, гораздо лучше для них и окружающих было бы, если бы они пошли швеями на фабрику или сборщицами чая, того и гляди кинулись бы выцарапывать вам глаза своими лакированными ноготками.

Лет 20-25 назад, на стыке эпох, мы с моей соседкой рассуждали, что, может быть, теперь, когда вокруг появляется все больше частных фирм, коммерческих организаций, это явление сойдет на нет. Ну какому работодателю придет в голову оплачивать безделье очередного никчемного сотрудника из собственного кармана? Думаю, что это было одной из многих наших тогдашних иллюзий. Во всяком случае, оглядываясь сегодня вокруг, я прихожу к выводу, что, во-первых, у работодателей обычно довольно много родни, которую так или иначе надо поддержать; во-вторых, у нас по-прежнему много госструктур, штаты которых, как и наша вселенная, имеют постоянную тенденцию к расширению (сейчас даже и предвыборные обещания сократить раздутые штаты перестали звучать).

Недавно со мной приключилась такая история. Позвонили из банка, где находится расчетный счет газеты, которую я редактирую, и сказали, что нужно срочно, до конца недели, принести лицензию из Министерства юстиции – таково требование Нацбанка. Я удивился: двадцать лет выходит газета и никакой лицензии не требовалось, достаточно было регистрации в Минюсте. Тем не менее не стал спорить и направился в Минюст. Оттуда перенаправили в Минэкономики в отдел лицензирования. Там внимательнейшим образом изучили наше свидетельство о регистрации и предложили написать заявление на имя министра с просьбой выдать лицензию. Спустя неделю вновь позвонили и сказали, что надо написать новое заявление, поскольку у них сменился министр и нужно на заявлении поставить еще и редакционную печать. И вот вновь отправляюсь в Минэкономики. Пока в отделе лицензирования вспоминали, что к чему (звонившей мне не было на месте), зашел замминистра и поинтересовался, что меня привело сюда. А выслушав, пожал плечами: «Но вам никакая лицензия и не нужна, лицензии выдаются предприятиям полиграфии, а не СМИ».

Заключительным аккордом этого хождения по бюрократическим кругам, которое оказалось совершенно бессмысленным, но отняло уйму времени, был разговор с той самой девушкой из банка, которая первоначально мне позвонила. Хотелось выяснить, чье же это было решение – запросить у нас лицензию. Оказалось, что ее собственное. На вопрос, что такое полиграфия, она ответить затруднилась, может быть, растерялась. Тогда мне пришлось начать рассказывать ей, что к этой отрасли относятся типографии, которые печатают книги, брошюры, периодические издания, а наша редакция размещает в типографии заказ на печать газетных номеров, то есть никак к полиграфической отрасли не относится.

Знаете, я не хочу давать никаких характеристик этой девушке. Вполне возможно, что ее душа так же прекрасна, как и ее внешность, и в целом она вполне справляется со своими служебными обязанностями, а данный пример проявления некомпетентности – лишь досадный случайный эпизод. Просто этот эпизод очень характерен для сегодняшнего, увы, вала некомпетентности, с которым приходится сталкиваться на каждом шагу.

К естественному процессу смены и омоложения кадров имеется два крайних подхода: одни возмущаются тем, что из-за засилья старых кадров молодые специалисты ходят безработными, другие – тем, что среди молодежи нынче преобладают «недообразованные», которым нельзя доверить дело. В реальности истина, как водится, лежит посередине, и все случаи надо рассматривать индивидуально. В конце концов, главное не опыт (который дело наживное), а мозги. Но резкие и непродуманные шаги в кадровой политике, смена всех и сразу способны порождать немалые проблемы.

То тут, то там слышу о намерении некоторых руководителей организовать некие тренинги, курсы для новобранцев своих структур, в частности, пресс-служб. Дело нужное, хотя, естественно, и затратное. Только вот какая штука: кое-кого из этих новобранцев лично знаю как людей, пытавшихся некогда писать в газету, которую редактирую. И знаю не как просто слабых, а как НЕОБУЧАЕМЫХ. Любого можно заставить, в конце концов, вызубрить, как пишется слово «солистка». Но ведь есть и много других слов, понятий, областей знаний. Как быть с ними? И может, нет смысла суетиться с обучением кадров, когда накосячили с их подбором?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG