Accessibility links

Одной из самых ходовых тем на российских телеканалах, которые мне доводится смотреть, является агрессия на автодорогах. Благо, современные средства видеонаблюдения позволяют всем телезрителям при просмотре записей становиться как бы непосредственными свидетелями происшедшего.

В Абхазии до недавнего времени все внимание общественности в области безопасности на дорогах было сосредоточено на том, что наша молодежь, «дорвавшись до руля», носится на бешеных скоростях и гибнет порой целыми группами. Давно стала расхожей фраза, что за послевоенные годы у нас в ДТП погибло больше людей, чем сложило головы защитников Абхазии во время войны (даже если это не так, то в ближайшие годы данная цифра вполне может быть превышена). Но вот всколыхнувшие общество в последнюю неделю беспрецедентные случаи насилия и агрессии со стороны пьяных водителей заставили говорить о некоем вызове и новым властям, и всем законопослушным гражданам, который брошен распоясавшимися ездоками.

Один из инцидентов произошел примерно в половине двенадцатого ночи в четверг, 13 ноября, на сухумской улице Эшба, кстати, в паре кварталов от моего дома. Двое гаишников, несших патрульно-постовую службу, остановили «Мерседес» для проверки документов водителя. Тут же подъехали еще один «Мерседес» и «Лексус». Все пятеро объединившихся в «боевую группу» водителей и пассажиров иномарок, возрастом от 20 до 28 лет, с криками и нецензурной бранью стали избивать гаишников, которые пытались по рации вызвать дополнительный наряд. На записи видеорегистратора патрульной машины, показанной затем по телевидению, видно как это, так и то, как один из вошедших в раж дебоширов прыгает обеими ногами на ее капот, чтобы нанести ей повреждения. Двое из распоясавшихся «хозяев жизни», как они, очевидно, себя возомнили, были братьями Жиба, потому в народе стали называть этот инцидент нападением жибовцев на пост ППС. Скрывшихся беспредельщиков ищут, один из них уже задержан.

А через день, в субботний вечер, произошел еще более вопиющий случай, о котором вскоре сообщило около 240 СМИ (сужу по поисковой системе Яндекс). Действительно, если нападение пьяных отморозков на сотрудников ППС в той же России с трудом, но можно себе представить, то на премьер-министра страны – просто невозможно. В заголовках первых сообщений российских СМИ в тот вечер, пока кто-то из московских корреспондентов не дозвонился до самого Беслана Бутба, неизменно присутствовало слово «покушение». Конечно, излишняя поспешность в выводах – это в любом случае не есть признак профессионализма, но учтем, что российским журналистам, очевидно, не мог прийти в голову бытовой характер нападения на премьера (к тому же в теме покушения больше сенсационности). Но случилось именно то, что случилось: пьяные «герои» ехали со свадьбы, и им не понравилось, что машина, в которой премьер, отпустив водителя и охрану на выходные, вез заболевшего ребенка в больницу, двигалась перед ними, как рассказывают, «слишком медленно». По другой версии – неуверенно.

Кстати, одно из грузинских интернет-изданий и спустя сутки после инцидента на полном серьезе развивало тему покушения:

«Беслану Бутба преградили дорогу два человека. Известно, что в машине, находящейся рядом, ждали четыре человека, которые планировали похитить его. С чем связано покушение на Бутба и какие детали скрывают абхазские сепаратисты?»

Естественно, никто уже не подтвердит и не опровергнет, сколько их было в этой самой упомянутой тбилисским автором машине, и была ли она вообще. Я давно обратил внимание на «специфику» работы некоторых тбилисских журналистов, если их можно так назвать. Они давно уже поняли, что про события в Абхазии можно выдумывать, глядя в потолок своего кабинета, что угодно – в Грузии их никто не будет ловить на лжи, даже самой неправдоподобной и нелепой. Ну, а что скажут в Абхазии, если прочтут, это им, как говорится, по барабану.

В Абхазии все стало предельно ясно после комментариев самого премьера, который, кстати, уже через день, в понедельник, вышел на работу. «Наверное, этот случай должен был произойти, чтобы мы ужаснулись тому беспределу, который творят подобные молодчики с рядовыми гражданами», – примерно так отреагировал один интернет-пользователь. Все политические партии выступили с гневным осуждением поведения пьяных дебоширов, но, естественно, каждая по-своему. Как, разумеется, и отдельные комментаторы.

Один мой знакомый «анквабист» прожужжал мне уши своими речами: «Вот видишь, вот видишь… Вот что творится у нас после 27 мая!» «Ну, да, – откликнулся я в конце концов, – а до 27 мая все на наших дорогах было так чинно-благородно!» И напомнил ему об истории, которая приключилась в прошлом году с тогдашним министром внутренних дел Абхазии Отаром Хеция и о которой я рассказывал на «Эхо Кавказа». Он тоже ехал на своей машине с семьей и потребовал у вдрызг пьяного водителя, двигавшегося перед ним по трассе Черноморского шоссе, остановиться. Тот полез в драку и нанес министру несколько ударов. Но в машине у Хеция сидел не малолетний ребенок, как у Бутба, а уже достаточно взрослый сын, который успел «вломить» обидчику отца, пока не подъехала милиция.

Придя же домой в тот вечер, услышал по телевизору из уст представителей новой власти, говоривших о беспределе на дорогах, прямо противоположное тому, что вещал дневной спорщик со мной. По крайней мере два раза четко прозвучали сетования на то, до какого состояния довела наше общество предыдущая власть.

Ах, люди, люди, как же вы везде похожи… Мне тут же пришли в голову две аналогии. Одна – это то, как лет двадцать назад в сочинской пригородной маршрутке с пеной у рта спорили два немолодых пассажира; первый кричал, что «это вы, коммунисты, довели страну до сегодняшнего хаоса и нищеты», а другой – «нет, это же вы, дерьмократы, довели!». А еще, как пишет один тбилисский автор на «Эхо Кавказа» про постоянные сетования нынешних грузинских властей о предыдущих годах: «О, эти ужасные девять лет!» У нас, правда, предпочитают округлять до десяти лет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG