Accessibility links

Армия оказалась сильнее дипломатии


Согласно сообщению, распространенному пресс-службой Армии обороны, в результате выполнения боевой задачи с места происшествия было вынесено тело одного из членов экипажа, останки двух пилотов и некоторые необходимые детали вертолета

Согласно сообщению, распространенному пресс-службой Армии обороны, в результате выполнения боевой задачи с места происшествия было вынесено тело одного из членов экипажа, останки двух пилотов и некоторые необходимые детали вертолета

ПРАГА---Армия обороны Нагорного Карабаха провела спецоперацию на месте падения сбитого 12 ноября Азербайджаном армянского вертолета МИ-24. Согласно сообщению, распространенному пресс-службой Армии обороны, в результате выполнения боевой задачи с места происшествия было вынесено тело одного из членов экипажа, останки двух пилотов и некоторые необходимые детали вертолета. Рассказывает политолог, эксперт армянского Центра политических и международных исследований политолог Рубен Меграбян.

Рубен Меграбян: В Армении отмечался один из военно-профессиональных праздников – День разведчика. Уже были намечены соответствующие мероприятия в отдельных воинских частях, когда в прессе прошла информация с пометкой «молния» о том, что специальные силы Армии обороны Нагорного Карабаха провели блестящую операцию и смогли эвакуировать останки армянских пилотов сбитого азербайджанцами вертолета, а также некоторые необходимые части МИ-24.

Я думаю, что необходимо сказать то, что наша армия, а также армия Нагорного Карабаха уже достигли высокого уровня выполнения боевых задач и тех задач, которые ставит перед ними необходимость. Это даже не то, что руководство ставит перед ними такие задачи, хотя это, в общем-то, так и было, но и необходимость. То есть это то, чего ждали люди. С другой стороны, мы, к сожалению, в очередной раз видим, что, увы, армия оказалась сильнее дипломатии. Фактически после 12-го ноября, в течение прошедших десяти дней дипломатия – как армянская, так и международная – оказалась бессильной решить вопрос, который упорно не хотела решать азербайджанская сторона. Причем стоял вопрос сугубо гуманитарного характера – просто позволить вывести тела.

По каким-то соображениям, трудно сказать, что рационального характера, но, тем не менее азербайджанское руководство провалило миссию Анжея Каспшика, даже не позволив ему подойти к месту падения вертолета. Армянской стороне уже ничего не оставалось, и Армия обороны Нагорного Карабаха, которая отвечает за безопасность на линии соприкосновения с азербайджанскими силами, пошла на этот шаг. Даже независимо от того, что сейчас азербайджанской стороне ничего не остается, как отрицать проведение там какой-либо спецоперации, якобы туда никто и ногой не ступал, тем не менее было то, что было.

Накануне армянская служба Радио Свобода также проинформировала общество о том, что отец одного из пилотов уже опознал тело своего погибшего сына. Опять-таки вызывает сожаление, что произошел инцидент в связи с поражением этого вертолета, что в общем-то испортило то наработанное, на чем остановились в Париже. Конечно, нельзя сказать, что в Париже добились чего-то экстраординарного, тем не менее это был шаг в сторону того, чтобы на первый план вступила дипломатия и замолчали пушки, и сейчас говорится о мирном урегулировании нагорно-карабахского конфликта, чтобы именно произошло мирное урегулирование, а не имитация этого процесса.

К сожалению, мы этим инцидентом фактически сделали шаг назад от этого пути, что вызывает большое сожаление. По моему убеждению, это не тот конфликт, который нельзя решить дипломатическим путем. Просто в первую очередь режим Алиева в Азербайджане, исходя из внутриполитических соображений, не заинтересован в его решении, и, к сожалению, уверенность ему в его соображениях придает путинская Россия, которая просто не заинтересована в разрешении нагорно-карабахского конфликта. Если гипотетически допустить, что этот конфликт решен, то становится понятно, что России в регионе Южного Кавказа просто нечего делать в том виде, в каком она наличествует сейчас. К сожалению, еще не достигло должного уровня понимание этих элементарных вещей, но я полагаю, что это не за горами и вместо пушек будут говорить дипломаты.

* * *

Своим мнением по этому поводу с нами поделился азербайджанский политолог и активист гражданского общества Зардушт Ализаде.

Зардушт Ализаде: В Азербайджане подвергают сомнению правдивость этой спецоперации, но мне кажется, что этот вопрос не стоит и выеденного яйца. Забрали они останки, и это хорошо, потому что люди погибли и их достойно, с почестями похоронили. Они выполняли боевое задание, и это не их вина, а преступление руководителей Армении, что они влезают на территорию чужого государства, и там «шастают». Офицеры и солдаты выполняли свое задание, и за это их корить невозможно.

Что касается того сомнения, которое вызывает эта спецоперация армянской стороны, то это исходит из того, что в нашем регионе никто никому и ничего не сумеет доказать. Сейчас армяне провели учения с нарушением законов, сбили их вертолет, и они говорят, что забрали все, даже какие-то важные части вертолета. Наши говорят, что этого не было. Теперь ни та ни другая сторона друг другу ничего не докажет. Это профессиональные лжецы и мошенники. Поэтому я к этому отношусь как к совершенно несерьезной вещи. Опять-таки, если забрали, ну и Бог с ними, пусть похоронят, а если нет, то от этого ничего не меняется. Разве факты агрессии, оккупации, депортации, захвата, того, что оба народа деградируют, что-то меняют? Ничего не меняют. Так что все это жвачка для плебса, готового увести внимание от главных вопросов.

Александр Касаткин: Зардушт, на ваш взгляд, что-нибудь изменится? Повлияет ли это как-то на реализацию договоренностей, которые были достигнуты в Париже, и вообще на перспективы урегулирования?

Зардушт Ализаде: Во-первых, никаких договоренностей в Париже достигнуто не было. Одной договоренностью, которую обнародовали, было то, что президенты встретятся через год на Генеральной ассамблее ООН. Что касается того, что все время что-то происходит и мешает сторонам договориться, то этот конфликт продолжается уже 25 лет. И когда делаются хотя бы малейшие шаги навстречу друг другу, даже символические, всегда находится некая анонимная мощная сила, которая совершает какую-то провокацию, в результате чего стороны опять расходятся и начинают посылать друг другу проклятия. Это опять тот же сценарий. Президенты встретились в Париже, якобы о чем-то договорились, никто не знает о чем, а потом происходит этот инцидент с вертолетом, и стороны опять начинают люто ненавидеть друг друга, угрожать и обещать какие-то спецмероприятия, чтобы еще хуже наказать. Так что сценарии и методы разводки не меняются.

Александр Касаткин: Что, на ваш взгляд, должно случиться, чтобы произошли какие-то подвижки в урегулировании этого конфликта?

Зардушт Ализаде: Дело в том, что есть вдохновитель, организатор – это Российская Федерация. На начальном этапе в конфликте никто не был заинтересован, потому что это разваливало Советский Союз. А потом, после того как Союз развалился, этот управляемый территориальный конфликт стал механизмом удержания региона под контролем. Молдова висит на крючке приднестровского конфликта, Грузия – на крючках абхазского и югоосетинского конфликтов, Армения – на карабахском конфликте, а сейчас Украину подвесили на донецко-луганский крюк. То есть схема и методы одни и те же, производство одно и то же, ключи одни и те же. Пока эти мощные силы мирового класса действуют в регионе и пока действует механизм оболванивания народов, когда народы не понимают свои интересы, не понимают, что их интересы в мире и сотрудничестве, в том, чтобы тратить деньги не на вооружение – металлический хлам, который никому не нужен, – ничего не меняется.

Азербайджан каждый год покупает у России вооружение на миллиард долларов – это оброк, который мы платим России за то, что она внедрила в регион этот конфликт. Этот несчастный армянский народ, который тоже потерял свою национальную особенность, смысл своей жизни видит в том, чтобы захватывать чужие территории. Так что я в отношении конфликта настроен очень пессимистично. Надежды на то, что народы поумнеют, поймут свои реальные интересы, очень мало, как и нет надежды на то, что Россия поумнеет и у нее проснется совесть. Остается лишь призрачная надежда на то, что когда-нибудь в России произойдет какой-то глубокий кризис и тогда она осознает пагубность этого курса и отстанет от своих соседних народов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG