Accessibility links

150-летие окончания Кавказской войны XVIII-XIX веков – главный, но не единственный военный «кавказский» юбилей уходящего года.

Великая Кавказская война – один из самых продолжительных и кровавых конфликтов в истории России. И сегодня результаты той войны и сопровождавшего ее геноцида местного населения не приняты черкесами как окончательные, чему свидетельство продолжающиеся попытки воссоединить народ на родине, добиваясь у России права на репатриацию потомков изгнанных ею людей. Москва жестко настаивает на сохранении статус-кво: отпрыски уничтоженной ею страны должны оставить всякие надежды на возвращение, во всяком случае, в более или менее существенном числе и на более или менее твердых правах.

Сама полуторавековая годовщина окончания великой войны прошла на удивление тихо: традиционные черкесские шествия в День памяти на родине и в диаспоре, камерный круглый стол в московском МГИМО, локальная научная конференция в Нальчике – все. Никаких посланий или заявлений от Владимира Путина, его правительства, парламента и лидеров политических партий - ничего не было. После обращения Бориса Ельцина, в котором он 20 лет назад пообещал решить вопрос о «возвращении потомков кавказских переселенцев на историческую родину», официальная Москва больше никак не напоминала о себе в подобные годовщины. Это если не считать «заявлением» Олимпиаду в Сочи, проведенную в сакральном для черкесов месте на фоне черкесских протестов.

Но на что можно было бы рассчитывать в этой связи в сегодняшней России? Разве что на кавказский аналог путинской крымской речи, в которой о похожих событиях сказано было просто: «В Крыму - могилы русских солдат, мужеством которых Крым в 1783 году был взят под Российскую державу». После этого вряд ли стоит сожалеть о молчании Москвы, хотя оно и резко контрастирует с Турцией, где каждый год высшее руководство страны и лидеры всех крупнейших политических партий обращаются к черкесам со словами участия и поминовения памяти мужчин и женщин, погибших в той бойне и при последовавшем изгнании.

Подзабытый Карл Маркс назвал как-то российское завоевание Кавказа самым важным событием европейской истории с момента наполеоновских войн. Это было сказано задолго до Первой мировой, столетие начала которой - главный военный юбилей уходящего года. Удивительно, но и эта война, потрясшая всю планету и приведшая к падению сразу четырех великих императорских домов, включая Гольштейн-Готторпов-Романовых, занимает в российском массовом сознании не намного больше места, чем Кавказская, если не меньше. Возможно, именно на Кавказе Первую мировую вспоминают чаще остальной страны. Там недавно отмечали 100-летие Кавказской туземной конной дивизии (КТКД), больше известной как «Дикая».

Историческая память российских горцев поражает своими кульбитами не меньше, чем традиционное беспамятство прочих россиян. Как известно, КТКД появилась не из-за декларируемого преклонения перед выдающимися кавалерийскими навыками «прирожденных всадников» и не из-за естественного желания имперской пропаганды продемонстрировать единение подданных царя в лихую военную годину. Не наблюдался в России и какой-либо дефицит пушечного мяса. Что же тогда послужило реальной причиной возникновения данной легендарной воинской части?

«Дикая дивизия» была следствием стремления властей удалить с Кавказа «наиболее беспокойные», т.е. воинственные, предприимчивые и боеспособные «туземные элементы», дабы минимизировать риск восстания в русском тылу турецкого фронта. Как известно, в османской армии служило немало черкесских, а также чеченских, абхазских, осетинских, аварских, даргинских и прочих изгнанников с Кавказа не только во втором, но и в первом поколении. Эти парни не скрывали своего намерения силой проложить путь домой и отвоевать у России могилы предков. У последней были все основания опасаться общекавказского восстания в поддержку османского наступления, подобного восстанию 1877 г. Одной из профилактических мер, призванной предотвратить такое развитие событий, и было создание КТКД.


Поскольку воинский призыв не распространялся на «туземные народы», а европейская тринитарная война не подразумевала обещания добычи, то согнать десять тысяч человек и отправить их в мясорубку за две тысячи верст от дома, да еще под ненавистными для многих из них знаменами – это была нетривиальная задача. Надо отдать должное тогдашним российским пиарщикам – они ее с блеском решили.

Задушенных коллективной ответственностью и постоянными унижениями горцев, чьей аристократии так и не дали в массе права российского дворянства как «завоеванному населению», ослепили тем, что сегодня назвали бы «понтами»: начиная от комдива (великий князь императорской фамилии), офицерский состав был рекрутирован из отпрысков высшей имперской знати, все подчеркивало особый статус и высокий престиж новой части. Естественно, были сказаны нужные cлова: о чести и доблести, присущей кавказским джигитам, об их природной воинственности, об особом доверии и пр. Полкам были присвоены этнические наименования, униформа части была выполнена в эффектном черкесском стиле.

Результат известен - манипуляция удалась. По сей день потомки несчастных людей, столь цинично и ловко обманутых, гордятся тем, что их предки угодили в ту смертельную ловушку. Но выбрались ли сегодняшние кавказцы из нее? Судя по «двухсотым», приходящим с Украины, - не все. 20 лет назад началась Первая чеченская война - еще один юбилей уходящего 2014 года. После кровавого замирения Чечни и многочисленных КТО по всему российскому Кавказу «наиболее беспокойное туземное население» снова задействовано Россией для интервенции в Украине. Все в полном соответствии со старыми имперскими рецептами и, скорее всего, в тех же целях.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG