Accessibility links

В прежние годы у меня было много споров с абхазами в социальных сетях. Суть их была в том, что я утверждал: после Олимпиады Москва займется Абхазией вплотную.

Понятно почему после Сочи-2014: абхазы народ непокорный и любой попытке фактической аннексии будут сопротивляться, а шум, даже столь локальный и незначительный, перед главными путинскими играми не нужен был никому. Однако Олимпиада закончилась, и Россия после украинских событий стала еще более агрессивной и целеустремленной на соседних территориях – ожидать, что все это спокойно пройдет мимо Абхазии, было, по меньшей мере, нелепо.

Однако, может быть, и смешно, но большинство абхазов, с которыми я спорил, были полны оптимизма.

Это оптимизм особого рода, граничащий с неадекватностью. От Ингури до Псоу существует некий альтернативный мир, где своя реальность, имеющая мало общего с действительностью. Это мир, в котором в 92-93 годах Россия боролась против Абхазии на стороне Грузии; мир, в котором абхазы сами выиграли войну благодаря своим невероятным бойцовским качествам, а Северный Кавказ и русский мир, наглядно показывающий себя на Востоке Украины, – это все так, мелочи.

В мире между Ингури и Псоу абхазы сами взяли в 2008 году Кодорское ущелье без помощи российской армии, а колонна танков, которая в это время поднималась туда... Это так, совпало просто. И без них бы взяли.

В мире между Ингури и Псоу абхазы уверены в том, что справятся с Россией, что их «общество» достаточно сильное для того, чтобы противостоять поползновениям Москвы.

Кстати, абхазское общество на самом деле довольно сильное и открытое, и если бы абхазы имели дело с европейцами, это действительно бы сработало. Вот только проблема в том, что они имеют дело с Путиным, которому наплевать даже на международное сообщество, от которого Россия – как теперь уже очевидно – серьезно зависит. А насколько ему наплевать на общество маленькой и никому неинтересной Абхазии, – на это у меня даже слов нет.

Самомнение, граничащее с мегаломанией, которое развилось в абхазском обществе в последние 10-15 лет, не оставляет никаких сомнений, какими в Сухуми видят идеальные отношения с союзником – Россией. Если бы составление договора зависело от них, то единственное право, оно же обязательство, которое они бы оставили России, – это часто упоминаемое в нынешнем документе слово «софинансирование».

Кстати, российские составители документа проявили непривычную для них скромность. «Софинансирование» подразумевает финансирование с кем-либо вместе. А когда 70% – прямые российские дотации, а оставшиеся 30% – собираемые абхазскими властями налоги с продажи продукции в Россию и обслуживания российских туристов, – какое уж тут «со»...

Впрочем, как-то Папа Римский Пий, возмущенный исследованиями Исаака Ньютона, заявил, что никаких законов природы не существует и все это чепуха. Однако, несмотря на это, однажды крыша дворца, в котором он жил, обвалилась и убила его – сила земного притяжения существует вне зависимости от того, признаем мы ее или нет.

Так и тут. Можно сколько угодно играть в неадекватность, но в конце концов однажды крыша рухнет. Сейчас в Абхазии начался процесс, который я называю «цхинвализацей» – то есть когда местное население и местная власть решают только свои, мелкие, незначительные вопросы, но во всем остальном они полностью зависимы от неофициальной позиции Москвы.

Причем со стороны это может выглядеть вполне пристойно. Прочтите новости о политической жизни Южной Осетии – все бурлит: одна партия дерется с другой, Тибилов сказал Бибилову, Бибилов обругал Тибилова, распределяют должности, придумывают концепции развития, а потом возмущаются тем, что эти концепции никому не интересы.

Но все это симуляция, не имеющая никакого отношения к реальной политике. В реальности Аллу Джиоеву просто выкинули к чертям, несмотря на честную победу на выборах и цхинвальский майдан, показав тем самым, кто в доме хозяин. Теперь, после этого цхинвальские Добчинские могут бесконечно препираться с Бобчинскими, но это ничего не меняет...

Понятно, что с абхазами сделать это будет сложнее, потому как народ более принципиальный. Но намерение уже показано. Договор более мягко сформулирован в сравнении с первоначальным вариантом, в котором не хватало единственного пункта – «На основании соглашения Абхазия входит в состав Краснодарского края»…

Нынешний документ выполнен в более щадящем режиме, но даже по нему можно реально и быстро аннексировать Абхазию при наличии определенного уровня наглости – а уж с этим у Путина проблем нет. Неважно, как документ написан, важно, как его читать.

В любом случае процесс начат. Россия контролирует экономику Абхазии, безопасность, границы, финансы, таможню, в общем, все, что имеет хоть какое-то принципиальное значение. Абхазам оставили примерно то же, что Татарстану или Башкирии, и уж конечно намного меньше, чем кадыровской Чечне.

Единственная преграда перед полным фактически переходом Абхазии под российский контроль – это закон о запрете на продажу земель. Но и он рано или поздно падет. Такова логика процесса и таковы законы природы, что бы там ни думали Папа Пий и абхазское общество.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG