Accessibility links

Каха Бендукидзе умер в Лондоне от осложнений после операции на сердце. Это важно сказать, чтобы отмежеваться от эмоциональных утверждений типа «они убили нашего Каху». Оппонент политического режима может умереть от чисто медицинских проблем.

Но что бы мы ни думали о прямых или косвенных причинах его смерти, одно надо сказать ясно: Каха Бендукидзе, архитектор грузинских экономических реформ (которые многие определяют как «чудо») и создатель самого популярного на сегодняшний день грузинского университета, умер политическим изгнанником.

Он уехал в июле с тем, чтобы в обозримом будущем не возвращаться. Никаких публичных заявлений об этом Каха не делал: он ездил часто, и о том, что это – не еще одна обычная поездка, знали только близкие. Мотив был совершенно конкретный и понятный: он предвидел возможность ареста. Об этом теперь публично говорит его адвокат. Когда я последний раз видел Каху летом, мы говорили именно на эту тему: Иванишвили не остановится в своей кампании «восстановления справедливости» и Бендукидзе вполне может стать одной из следующих жертв.

Мы уже не сможем проверить, насколько высока была вероятность его ареста, но то, что она существовала, сомневаться не приходится. За два года мы поняли, что правительство «Грузинской мечты» регулярно использует прокуратуру для преследования тех, кто ему действует на нервы. Одновременно стало ясно, что отношение Иванишвили к личности Бендукидзе схоже с навязчивой идеей. Сразу после победы на выборах новая власть отменила результаты конкурса, совместно проведенного американским фондом «Вызов тысячелетия» и правительством Грузии, согласно которому консорциум, в который вместе с американскими партнерами входил принадлежащий Бендукидзе Аграрный университет, должен был запустить в Грузии новые программы по технологическому образованию. Сразу был объявлен новый конкурс, точно такой же, но с единственной разницей: с грузинской стороны участвовать могли лишь государственные университеты. То есть на деле все, кроме Бендукидзе.

Через несколько месяцев последовал новый удар: Аграрный университет лишили авторизации, т. е., попросту, закрыли. Причины были смехотворны: например, схема эвакуации была вывешена на недостаточно видном месте, а у электронных изданий в университетской библиотеке (т.е., попросту говоря, pdf-файлов) не было индивидуальных актов о приемке. Понятно, что министерство получило команду под любым предлогом закрыть университет и ничего лучшего придумать не смогло. Но не предусмотрели очевидного: за решением министерства последовали студенческие акции, а молодежного бунта власти боятся. Почесали в затылке и решили авторизацию восстановить.

Но на этом дело не кончилось: в университет запустили прокуратуру, которой поручили найти хоть какой-нибудь криминал. Самого Бендукидзе следователь допрашивал десять часов. Опыт показывает, что если прокуратура очень хочет найти криминал, она хоть что-нибудь, да найдет.

Почему Каха Бендукидзе стал приоритетной мишенью для преследования со стороны Бидзины Иванишвили? Собственно, политической фигурой он перестал быть после 2008 года. С тех пор почти все его время, энергия и темперамент были посвящены строительству и развитию его университета, точнее, консорциуму двух университетов, Свободного и Аграрного. Видимо, именно это делало его опасным для власти. Это был умный человек, у которого было много энергии, немало денег (пусть гораздо меньше, чем у Иванишвили) и «свои» университеты, которые все более привлекали самых продвинутых молодых людей. Видимо, в уме затворника-миллиардера эти университеты воспринимались питомниками, где растят умных и энергичных врагов, которые в критический момент могут быть использованы против него самого.

Отчасти это был миф: университеты Бендукидзе не были проектом для агитации в пользу или против какой-то политической партии. Но в принципе Иванишвили был прав. Идеей Бендукидзе было создать пространство для качественного образования и свободного и креативного мышления. Для режима, который хочет построить Иванишвили, существование такого пространства может быть действительно опасно.

Все, кто общался с Бендукидзе в последние месяцы, в один голос утверждают, что он был очень, очень зол. Он никак не хотел оставлять главный проект своей жизни, но понимал, что другого выхода нет. А причина – каприз чокнутого миллиардера, которому удалось приватизировать его страну. Потом он умер.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG