Accessibility links

Потрясти человека в камуфляже


Российские военные заблокировали проход крымским татарам, желающим встретить Мустафу Джемилева, Армянск, 3 мая 2014 года

Российские военные заблокировали проход крымским татарам, желающим встретить Мустафу Джемилева, Армянск, 3 мая 2014 года

В Крыму задержан уже четвертый крымско-татарский активист в рамках так называемого "Дела 3 мая". В тот день тысячи крымских татар приехали в город Армянск встречать своего лидера Мустафу Джемилева, возвращавшегося из Киева, которому российские власти запретили въезд в Россию на пять лет. Задержанному 25 ноября Эдему Эбулисову предъявляют обвинение в применении насилия по отношению к сотрудникам полиции, в ближайшее время состоится суд по избранию ему меры пресечения.

В октябре в рамках этого дела были арестованы еще три крымско-татарских активиста, участвовавших в майской встрече. Обвинения по 318-й статье были предъявлены Мусе Апкеримову, Рустаму Абдурахманову и Таиру Смедляеву. Все они сейчас находятся в следственном изоляторе Симферополя. Российские адвокаты и правозащитники указывают на сходство этого дела с "Болотным делом", которое было возбуждено по событиям 6 мая 2012 года в Москве, и отмечают его политическую подоплеку.

Я общаюсь с коллегами из Москвы, они часто говорят, что наше дело очень похоже на "Болотное дело": та же риторика, те же методы, та же линия следствия

Задержания по так называемому "Делу 3 мая" в Крыму начались в середине октября, до этого, как рассказывали правозащитники, участникам встречи с Мустафой Джемилевым назначались административные штрафы за несанкционированный митинг и неповиновение требованиям сотрудников полиции. Вечером 16 октября был задержан 24-летний Муса Апкеримов. Ему предъявили обвинение уже по уголовной статье, его обвинили в применении насилия по отношению к представителю власти. По версии следствия, Апкеримов травмировал колено сотруднику полиции. Как пояснял изданию "Грани.ру" адвокат обвиняемого, Джемиль Темишев, Апкеримов дал признательные показания, однако отметил, что травма была нанесена неумышленно. На следующий день – 17 октября – был задержан еще один крымский татарин Рустам Абдурахманов. Ему также предъявили обвинения по 318-й статье, однако, в отличие от Апкеримова, по первой ее части, предусматривающей применение насилия, неопасного для жизни здоровья представителя власти. Еще через несколько дней, 24 октября, был задержан Таир Смедляев, брат главы Центральной избирательной комиссии Курултая крымско-татарского народа Заира Смедляева. Спустя почти месяц, утром 25 ноября был задержан еще один крымско-татарский активист Эдем Эбулисов. Суд по избранию ему меры пресечения состоится в ближайшее время. Вот что о новом задержании Радио Свобода рассказал адвокат Таира Смедляева Эмиль Курбединов:

– Мне позвонили родственники задержанного. В 9 утра 25 ноября он следовал на своем автомобиле, его задержали, привезли в Следственный комитет и обвиняют по части 1 статьи 318 УК РФ – "Применение насилия в отношении представителя власти, неопасного для жизни и здоровья". Насколько мне известно, его обвиняют в том, что он бил древком флага сотрудников полиции. Последний раз я созванивался с родственниками вчера в обед, они сказали, что у них уже есть адвокат по назначению. В течение 48 часов ему должны избрать меру пресечения, скорее всего, следствие будет ходатайствовать о заключении под стражу.

По словам Эмиля Курбединова, дело Эдема Эбулисова похоже на дело его подзащитного – Таира Смедляева. Смедляева также обвиняют в применении насилия по отношению к полиции в связи с событиями 3 мая, рассказывает Эмиль Курбединов:

На тот момент вообще не было понятно, создано ли МВД в Крыму или нет

– У следствия имеется видео, на котором Таир Смедляев держит человека, одетого в спецодежду, за отворот и за плечо. Больше он ничего не делает. Следствие говорит, что он испытал физическую боль, и это достаточно для состава преступления. При этом речь не идет о каком-либо вреде – средней или легкой тяжести, ни о побоях – у него ничего не осталось. Он просто испытал боль. Мы дали показания и объяснили следствию, что мой подзащитный не знал, что это был сотрудник полиции, и не имел умысла применять к нему насилие. Он признал то, что после того, как его ударили по лицу, он взял какого-то человека в камуфляжном обмундировании, чтобы тот больше не наносил ему удары. Да, может, он немного его потряс или что-то такое, но мой подзащитный не знал и не мог знать, что это был сотрудник МВД по Республике Крым. На тот момент вообще не было понятно, создано ли МВД в Крыму или нет. Я ходатайствовал перед следователем, чтобы тот выяснил, было ли создано МВД на территории Крыма, какие подразделения в него входили, был ли этот человек сотрудником МВД РФ. На тот момент сам Владимир Владимирович Путин официально на весь мир заявил, что форму можно купить в любом магазине.

Крымские татары встречают Мустафу Джемилева, 3 мая 2014 года

Крымские татары встречают Мустафу Джемилева, 3 мая 2014 года

– У вас есть мнение о том, почему это дело стало развиваться спустя фактически полгода после майских событий?

– Перед судом по мере пресечения Таира Смедляева я заявлял о том, что этот суд будет показательным. Он будет лакмусовой бумажкой правосудия в Крыму. Абсолютно никаких поводов для того, чтобы лишать человека свободы на этапе расследования, заключать его под стражу, не было. Мало того что судом это было сделано, на мой взгляд, безосновательно, так суд проходил в закрытом режиме. Это грубейшее нарушение Конституции, национального и международного права. И это показатель того, насколько это дело политизировано. На мой взгляд – на 100 процентов. Это делается для устрашения тех, кто посмеет хоть как-то кому-то противоречить.

– В связи с этим делом у многих возникли ассоциации с "Болотным делом". Как вы считаете, такая аналогия справедлива?

– Я досконально не знаком с "Болотным делом", лишь в общих чертах. Но я общаюсь с коллегами из Москвы, с юристами, адвокатами, и они, анализируя эту ситуацию, часто говорят, что наше дело очень похоже на "Болотное дело": та же риторика, те же методы, те же механизмы, та же линия следствия.

По словам Эмиля Курбединова, защита будет добиваться справедливого судебного разбирательства по этому делу и не исключает, что обратится в Европейский суд по правам человека, тем более, как говорит Эмиль Курбединов, "поводов для этого уже достаточно".

Нариман Джелял

Нариман Джелял

Заместитель председателя Меджлиса крымско-татарского народа, политик Нариман Джелял уверен, что "Дело 3 мая" имеет политическую подоплеку. По его словам, сначала следствие интересовалось нарушением границы со стороны крымских татар, затем в силу юридических несостыковок переключилось на версию о применении насилия по отношению к полиции.

– Когда меня лично вызывали на беседу в Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации в Крыму, – рассказывает Нариман Джелял, – звучали вопросы: "А были ли вы на пограничном пункте?" и т.д. Мы тогда сразу пресекали подобные вопросы, спрашивая, о каком пограничном пункте они говорят, о каком нарушении границы. Согласно законам Российской Федерации, граница между государствами устанавливается соглашением двух государств. Ни о каком соглашении между Украиной и Россией об установлении границы там, где город Армянск в Крыму, не существует. Поэтому о нарушении какой границы можно говорить? Эти вопросы они откинули и сегодня стали привлекать к ответственности людей, которые якобы совершили нападение на сотрудников правоохранительных органов. У нас опять возникают вопросы: "О каких сотрудниках вы говорите? О бывшем украинском "Беркуте"?" Извините, но вы судите по законам Российской Федерации, а у нас до сих пор многие сотрудники ходят с удостоверениями украинского образца. Нам очень интересно, кто были эти люди. Подобные правовые коллизии порождают много сомнений. Естественно, это политический заказ.

Нариман Джелял отмечает, что к ответственности в рамках этого дела не привлекается никто из активных политиков и членов Меджлиса, фигурантами дела становятся рядовые крымские татары. Целей у этого может быть несколько, говорит Нариман Джелял:

Извините, но вы судите по законам Российской Федерации, а у нас до сих пор многие сотрудники ходят с удостоверениями украинского образца

– Во-первых, власти этим делом пытаются продемонстрировать людям, чтобы те воздержались от участия в каких-либо подобных публичных акциях, говоря, что за это они будут наказаны. Нам говорят, что это нормально для России. В Украине ситуация была немного иная: власти на какие-то небольшие нарушения во время массовых акций закрывали глаза. В России это пресекается, все пикеты сносятся правоохранительными органами. Во-вторых, цель этого – продемонстрировать людям: вот что с вами будет, если вы пойдете за Меджлисом, он не в состоянии вас защитить, лучше не ходите на его акции. То есть хотят продемонстрировать, что посещать или участвовать в мероприятиях, организуемых Меджлисом, небезопасно для собственной свободы.

Нариман Джелял не исключает, что власть будет "выжимать по максимуму" из "Дела 3 мая".

3 мая 2014 года тысячи крымских татар приехали на границу с материковой частью Украины, в пограничный город Армянск, чтобы встретить своего лидера Мустафу Джемилева, который возвращался из Киева. По словам очевидцев, когда собравшиеся попытались пройти через пограничный пункт, российские пограничники их сначала не пустили, завязалась небольшая перепалка, но затем всем крымским татарам дали спокойно перейти границу. Мустафу Джемилева в Крым не пустили, поскольку российские власти запретили ему въезд в Россию на пять лет. В знак протеста против того, что Джемилева не пропустили на границе в Армянске, часть крымских татар перекрыла в республике несколько трасс. Когда Джемилев принял решение не обострять ситуацию и вернуться в Киев, люди ушли.

Мустафа Джемилев и другой лидер крымских татар Рефат Чубаров, которого также не впускают в Крым, продолжают бороться за права своего народа из Киева. Они заявляют, что Россия фактически вернула Крым во времена репрессий 1937 года.

Крымские татары отказываются служить в российской армии и по этой причине семьи призывников могут переехать с полуострова в Херсонскую область. В тоже время не менее четырехсот пятидесяти крымских татар в составе Нацгвардии и подразделений украинской армии отстаивают в Донбассе целостность Украины.

В новой, как, впрочем, и в прежней Верховной Раде, будет только один представитель крымско-татарского народа – Мустафа Джемилев. Советский диссидент, лидер крымских татар значился пятым в предвыборном списке “Блока Петра Порошенко”, а не попавший в Раду глава Меджлиса крымско-татарского народа Рефат Чубаров по списку президентской партии баллотировался в депутаты под номером семьдесят один.

О крымско-татарском факторе в нынешней украинской политике рассуждает руководитель компании Berta Communications, политолог Тарас Березовец:

- Крымско-татарская тематика, к сожалению, находится на периферии украинской политики. По большому счету, кроме Мустафы Джемилева и нынешнего главы Меджлиса Рефата Чубарова этой темой сегодня никто не занимается. Чубаров уже неоднократно даже публично высказывал разочарование тем, что украинские политики игнорируют потребности свыше 300 тысяч крымских татар, которые в своем большинстве остаются украинскими патриотами и подвергаются самым настоящим политическим гонениям, им фактически объявлена война, против них действуют настоящие эскадроны смерти, которые похищают, пытают и убивают крымских татар. При этом я не вижу никаких возможностей для того, чтобы заинтересовать (этой темой) украинских политиков первого эшелона. И речь сейчас идет даже не о крымских татар, а, в принципе, о всех жителях украинского Крыма, значительная часть которых сохранила украинское гражданство, но тема эта намеренно была забыта даже в ходе парламентской кампании. Мы видели, что ни одна из политических сил не акцентировала внимание на этом, не говорила о проблемах крымчан.

Нежелание украинских политиков поднимать крымскую проблему Тарас Березовец объясняет тем, что многие из них не верят в возможность сейчас вернуть Крым Украине:

- Политики не смотрят на ситуацию через 2-3 года, не говоря уже о том, что будет лет через 10. И они не видят возможности в ближайшее время решить вопрос о возвращении Крыма в состав Украины, поэтому они предпочитают забыть, что Крым когда-то был частью Украины и там по-прежнему проживает до 2 млн. украинских граждан.

В отличие от Тараса Березовца, политолог Игорь Семиволос полагает, что вряд ли можно утверждать о сильном разочаровании крымско-татарскими лидерами позиций украинских властей по Крыму, поскольку они адекватно оценивают нынешнюю ситуацию, с которой столкнулась Украина:

- Особо сильной разочарованности не вижу хотя бы потому, что крымско-татарские лидеры не новички в украинском политическом процессе и особых, обнадеживающих посылов, которые могли бы быть прочитаны ими как такие, что будут предприняты какие-то дополнительные шаги в направлении реализации прав крымско-татарского народа я не видел. Сейчас все сосредоточены на решение проблемы на востоке Украины и уже важно то, что правительством поддерживается дискуссия по Крыму. Другой вопрос, что происходят, действительно, серьезные процессы в самом Крыму. Предпринимаются попытки дискредитировать и Меджлис, и Курултай, создать альтернативные им органы крымско-татарского народа. И все это не может не влиять на ситуацию в Крыму.

По мнению Игоря Семиволоса, подтверждением того, что украинские политики считают актуальной крымскую проблему является коалиционное соглашение пяти парламентских партий. В этом документе среди ключевых задач украинской власти значится и возвращение Крыма в состав Украины.

“Без возвращения Крыма у Украины просто нет будущего. Если кто-то думает, что мы сейчас отрежем все, что не поддается нашему влиянию, и после этого заживем хорошо, — эти люди обманываются. Нельзя позволить забыть Крым. В условиях оккупации там остались граждане, которые верят в Украину и в справедливость. Я хочу быть с Украиной, которая осознает ответственность перед своим народом”, - заявил глава Меджлиса Рефат Чубаров в интервью украинскому журналу “Фокус”.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG