Accessibility links

Наши предки, то есть предки современных землян, не заморачивались всякими информационными войнами, обращениями в международные организации, которые регулировали бы их отношения, не говоря уже об экономических санкциях… Те народы, которые набирали военно-экономическую мощь, считали себя абсолютно вправе подчинить соседние и не только соседние народы и «володеть» принадлежавшими им ресурсами. Возвышение Шумера и Аккада сменялось возвышением Вавилона, Ассирии – Ирана. Древние римляне направляли свои легионы на юг, север, запад и восток и несколько веков расширяли свою империю. А потом с востока на запад шли новые завоеватели гунны и кричали своему вождю Атилле: «Так где же Рим, где Рим могучий?»

Нравы были грубые и простые. Английский король Генрих IV, правивший в один из периодов Столетней войны с Францией, разочаровал своих подданных тем, что не проявлял активности в этой войне, не завоевывал новые земли на континенте, и потому снизились доходы от военных грабежей.

Развитие цивилизации, сосуществование в последние десятилетия стран и народов в условиях тесной взаимосвязи и взаимозависимости кардинально изменили этот многовековой порядок, вернее, беспорядок мироустройства. И это безусловный прогресс. Ни у кого сейчас не получится взять и растоптать малый этнос. Но не обошлось, как водится, и без издержек. Пышным цветом расцвели двойные стандарты в подходе к этническим и иным конфликтам, растет международно-правовая амбивалентность и ширится круг новых государств, одни из которых признаны одними странами и организациями, а другие – другими. Бушуют информационные войны, благодаря которым массы людей на планете убеждены, что, скажем, в Донбассе ангелы во плоти воюют против исчадий ада (плюс на минус меняется в зависимости от вещателя, которому внимает аудитория).

Когда я смотрю посвященные событиям на Украине многочисленные ток-шоу и другие программы, уже больше года беспрерывно идущие на российских телеканалах, время от времени привлекает внимание содержательный анализ ситуации, но в основном все это примитивная пропаганда на уровне «мы правы, потому что на нашей стороне справедливость», от которой, что называется, уши вянут. В то же время догадываюсь, что, доведись мне в подобном объеме внимать киевской пропаганде, уши, наверное, уже свернулись бы в трубочку.

В принципе, вполне понятны те исторические обстоятельства, та база, на которой взрос современный украинский национализм (а в это слово, как известно, можно вкладывать не только негативный, но и позитивный смысл). Один из самых многочисленных народов Европы, украинцы впервые смогли создать независимое государство только в начале прошлого века, и то на очень короткое время. Безусловно, это уязвляло их национальное самолюбие. Но в советское время им повезло, потому что удалось собрать в границах Украинской ССР все земли, населенные украинцами, включая и регионы со смешанным этническим населением, даже те, где они не были большинством (Крым). Повезло, в отличие от Грузии, Азербайджана и Молдавии, сохраниться в этих границах и в период распада СССР. Но у независимой Украины почти четверть века ее существования были две серьезные проблемы, порождавшие постоянную «турбулентность» в ее обществе - историческая разделенность и даже определенное противостояние ее регионов (тяготение юго-востока страны к России) и близость украинского и русского языков. Кстати, кому как не абхазам понять чувства украинцев, переживающих за судьбу родного языка! Нет, украинскому, в силу многомиллионности его носителей, не грозит исчезновение, но ревнителей мовы не могло не раздражать естественное в силу процессов глобализации расширение ареала использования русского. Изучая статистические данные о восточных областях Украины, я обратил внимание на любопытную деталь: процент украинцев там в общем составе населения за два последних десятилетия вырос, но одновременно вырос и процент тех, кто называет своим родным языком русский.

Увы, вполне понятные переживания упомянутых ревнителей то и дело вырождались в совершенно неприемлемые методы действий радикалов. Достаточно вспомнить опрометчивое до безумия решение радостных победителей после победы Майдана в нынешнем феврале отменить статус русского языка как «регионального». И хотя в Киеве тут же поспешили отыграть назад, было уже поздно – тут же забурлили Крым, Донбасс, другие регионы.

А как, легко представить себе, радовались грузинские национал-радикалы в Абхазии в середине августа 1992 года, когда постоянные поездки их лидеров во главе с Тамазом Надареишвили в Тбилиси с настойчивыми просьбами ввести войска и «поставить на место сепаратистов», наконец, увенчались успехом! Чем закончилось это для них через год с небольшим, хорошо известно.

Грузинская государственность, в отличие от украинской, насчитывает более двух тысяч лет. И грузины оказались, пожалуй, еще большими баловнями советского периода истории. Не знаю, приходит ли кому-то в грузинской элите мысль о том, что если бы в 20-е годы прошлого века история распорядилась бы иначе и Абхазия и Южная Осетия не оказались в составе ГССР, современные грузины были бы гораздо счастливее: не погибли бы тысячи представителей этого народа и они не мучились бы над решением «квадратуры круга» – задачи восстановления территориальной целостности.

Крайние, доходящие до уродства проявления национализма любой народ отвергает. Немцы давно покаялись за преступления нацизма. Грузины в массе своей отшатнулись от экзальтированных речей Звиада Гамсахурдиа. И то, что полубезумная Фарион, «правосеки» и «Свобода» как партии не прошли в новый состав украинской Рады, тоже о немалом говорит. Но любому народу очень трудно отказаться от того, что он считает принадлежащим ему. В этом смысле я испытываю даже сострадание к тем массам грузинского народа, которым на протяжении десятилетий забивали головы теориями о «двуаборигенности» Абхазии (где в мире есть еще такой феномен?) или вообще о пришлости абхазов пару веков назад из-за гор. И отнюдь не отношусь к грузинам хуже, чем к другим народам (наоборот, восхищаюсь многими его талантливыми представителями), просто он попал в такие вот исторические обстоятельства.

Что касается Донбасса, не возьмусь предсказывать его судьбу.

Понимаю, откуда растут ноги у шокировавшего многих здравомыслящих людей сравнения Путина с Гитлером (первым, по-моему, тут отличился английский принц Чарльз). Его авторы подразумевают, что Гитлер когда-то тоже начал с «защиты притесняемых судетских немцев». Но аналогия не просто некорректная, а глупая. Уже в 1923 году был написан «Майн кампф»…

Распад в 1918 году Австро-Венгерской империи, что было само по себе прогрессивным явлением, закончился (закончился ли?) только в 90-е кровавым распадом Югославии. Те ужасы и страдания людей, которые длятся сегодня в Донбассе, – это продолжение распада СССР. Да, в России тоже после унижения 90-х активизировались силы, которые не только считают своим долгом «защитить своих», но и грезят о возвращении статуса сверхдержавы.

Ясно одно: насильно заставить людей говорить на том или ином языке или заставить их любить тот или иной государственный флаг невозможно.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG