Accessibility links

ПРАГА---Верховная Рада Украины утвердила предложенный коалицией список кандидатов на посты министров. В составе правительства трое иностранцев, которые получили гражданство Украины. Среди них бывший министр здравоохранения Грузии Александр Квиташвили. В украинских СМИ экс-министру МВД Грузии Эке Згуладзе прочат кресло замминистра внутренних дел Украины. Реакцию на эти назначения в грузинском и украинском обществе мы обсудим с нашими экспертами: президентом Центра экономического развития Александром Пасхавером из Киева и руководителем Института стратегических и международных исследований Кахой Гоголашвили из Тбилиси.

Нана Плиева: Александр, Верховная Рада утвердила главой Минздрава гражданина Грузии Александра Квиташвили, в украинских СМИ прогнозируют, что экс-министр МВД Грузии Эка Згуладзе может занять кресло замминистра внутренних дел Украины. Всего в составе нового кабмина трое иностранцев. Как в украинском обществе оценивают приглашение на столь важные государственные посты иностранных граждан? Зачем Украине понадобились бывшие грузинские чиновники, к некоторым из которых, мягко говоря, противоречивое отношение в самой Грузии?

Александр Пасхавер: Из трех министров неукраинского гражданства, которые были утверждены, и теперь уже принявших украинское гражданство, двое постоянно проживают в Украине и их жизнь тесно связана с Украиной, а министр финансов – этническая украинка, которая уже 25 лет живет в Украине. Так что проблема, может быть, еще только начинается. В украинском обществе это приняли по-разному, как это обычно происходит. Относительно небольшая часть политиков и журналистов высказала возражения в том смысле, что у нас будут проблемы с секретностью и т.д. Большая часть просто молчаливо приняла это как факт. Лично для меня очень странно высказывание части публичных людей о том, что зачем нам чужие, когда у нас свои хорошие. Нет, не очень хорошие, потому что гигантское большинство политиков задействовано в коррупционных схемах, и одной из главных причин, по которой эти люди были назначены на высшие посты государственной исполнительной власти, было то, что они не задействованы в этих схемах. Второй причиной является то, что они имеют доброе международное имя, и именно они имеют некое последовательное рыночное мышление и, несомненно, смогут осуществлять необходимые реформы более решительно и последовательно, чем местные политики. Вот и все.

Нана Плиева: Я хотела бы спросить господина Гоголашвили: Александр говорил про репутацию, международное имя. Как зарекомендовали себя Александр Квиташвили и пока не назначенная, но широко обсуждаемая Эка Згуладзе в Грузии? Как вы считаете, что они могут сделать для Украины, каким опытом поделиться?

Каха Гоголашвили: Я думаю, что у них довольно хороший бэкграунд, очень хорошая репутация. Оба этих бывших государственных служащих из Грузии зарекомендовали себя как очень активные, в то же время не имеющие абсолютно никакого отношения к коррупции, и даже, наоборот – они активно участвовали именно в борьбе против коррупции в Грузии в сферах, в которых они работали, действительно активно проводили реформы, вели открытую коммуникацию с обществом, народом. В принципе, их имидж в Грузии не содержит ничего негативного, наоборот, один позитив. Я думаю, что оба этих кандидата заслужили то, чтобы применить свой талант где-нибудь – неважно, будь то в Грузии или в Украине, где они будут делать полезное дело, исходя из своего опыта.

Нана Плиева: Да, но были допущены и серьезные ошибки, сама Эка Згуладзе признала это, в том числе и в МВД. Мы помним и тюремный скандал, после которого она стала министром. Было очень много вопросов о нарушении прав человека именно в отношении Министерства внутренних дел.

Каха Гоголашвили: Надо отметить, что тот, кто ничего не делает, не допускает ошибок. Реформы, которые были в свое время проведены в Грузии, именно в Министерстве внутренних дел, наверное, не имеют аналога нигде на постсоветском пространстве, и это признано всеми международными организациями, международным сообществом. Конечно, были ошибки, но что касается Эки Згуладзе, то я думаю, что относить эти ошибки на ее счет совершенно неправильно. В принципе, то, что она делала в Министерстве внутренних дел, в основном имело успех, и если это не так, то даже быть участником ошибок, которые были допущены Министерством внутренних дел в то время, и осознать их – уже очень важный опыт. Но основной ее опыт, конечно, положительный. Коррумпированное Министерство внутренних дел Грузии, которое практически не существовало (в Грузии практически не было полиции – это была какая-то организация, которая только обогащением занималась), при Эке Згуладзе превратилось в очень активную, сильную структуру. Я думаю, что этот опыт пригодится и Украине, и другим постсоветским странам.

Нана Плиева: Александр, почему экс-президент Грузии Михаил Саакашвили и его команда так востребованы в Украине? Он недавно заявил о том, что отказался от поста вице-премьера Украины...

Александр Пасхавер: Я думаю, что это было бы очень странно, если бы экс-президент страны нанялся бы в другую страну в любом качестве. Если вы знаете, никто же не зовет никого «экс-президент», все – «президенты», т.е. его статус определен уже на всю жизнь. Поэтому для меня это было совершено естественно. Другое дело – эти министры, а он может быть советником, но не более того. Мне кажется это совершенно естественным и не вызывающим вопросов.

Нана Плиева: Я хочу спросить Каху Гоголашвили про отношения Киева и Тбилиси. Накануне министр иностранных дел Тамар Беручашвили заявила, что эти разговоры вносят в отношения некий негатив, особенно накануне официального визита премьер-министра Ираклия Гарибашвили в Украину. Как-то это отразится на отношениях двух стран, изменились ли они после смены власти как в Грузии, так и в Украине? Мы видели, что Тбилиси не так активно критиковал Россию в последнее время, как это происходило в годы правления Саакашвили. Как вы считаете, наблюдается ли охлаждение в грузино-украинских отношениях?

Каха Гоголашвили: Я думаю, что это не имеет отношения к охлаждениям отношений между Грузией и Украиной. Это, скорее, связано с грузинской политикой в отношении России, которая стала намного более осторожной, я бы не хотел сказать – более примиренческой, но которая стала более гибкой. Грузинская политика в данный момент рассчитана на то, чтобы не дать России повода для новой агрессии и дальнейшего наступления против Грузии. Я думаю, что, проводя именно эту политику, грузинские власти в то же время допускают определенные ошибки и в отношении Украины, потому что нельзя терять своего лица, нельзя из Грузии, которая всегда в регионе выступала в авангарде и боролась за права всех стран, за независимость и свободу выбора, превращаться в страну, которая тихо наблюдает за тем, что происходит в регионе, какие бы негативные явления не происходили. Я думаю, что это неправильно. Что касается именно этих назначений и реакции на них власти, то я думаю, что реакция власти Грузии неправильная, потому что никто не должен раздражаться из-за того, что бывшие министры из бывшего правительства Грузии назначаются в Украине. Наоборот, это должно быть стимулом и мостом для улучшения отношений. Это же, в принципе, действует на имидж Грузии, и вместо того, чтобы использовать это в положительном контексте, это педалируется в отрицательную сторону, что совершенно неправильно.

Нана Плиева: Александр, хватит ли этим приглашенным специалистам инструментов для проведения радикальных реформ? Есть ли воля в украинском руководстве, или это больше имиджевый шаг – вот, мол, мы пригласили реформаторов…

Александр Пасхавер: Я думаю, что это хороший шаг, но если только им исчерпается воля к реформам, то ничего хорошего не будет. Надо действовать дальше. Это просто первый хороший сигнал о том, что они оправдают себя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG