Accessibility links

«Голубой поток» бежит, расширяется


В Турции проживает многочисленная абхазская диаспора, в последние годы активно растет присутствие в Абхазии турецкого бизнеса. Турецкое руководство ведет прагматичную политику, в которой непризнание Абхазии сочетается с непрепятствованием многочисленным абхазо-турецким контактам

В Турции проживает многочисленная абхазская диаспора, в последние годы активно растет присутствие в Абхазии турецкого бизнеса. Турецкое руководство ведет прагматичную политику, в которой непризнание Абхазии сочетается с непрепятствованием многочисленным абхазо-турецким контактам

Когда следил на днях за сенсационным заявлением Путина в Анкаре о свертывании Россией проекта газопровода «Южный поток» по дну Черного моря в Болгарию и задействовании для транспортировки газа в Южную Европу газопровода через Турцию, вспомнилось изречение древнего грека Гераклита: «Все течет, все изменяется». Ведь на протяжении нескольких веков, с шестнадцатого по двадцатый, Турция была главным геополитическим противником России на южном направлении и участницей многочисленных войн с ней, и одним из пиков этого противостояния была война в Болгарии 1877-1878 годов за освобождение этой славянской страны от османского ига.

И вот на новом повороте истории «братушки» стали, боясь ослушаться западных инициаторов санкций против России, явно тормозить и саботировать реализацию «Южного потока». Турция же, гораздо более давний член НАТО, чем Болгария, оказалась способной вести самостоятельную и независимую от пожеланий Вашингтона политику. Приобретая попутно значительные экономические дивиденды от увеличения транспортировки газа по «Голубому потоку».

Информацию об итогах визита Путина в Анкару в абхазском обществе встретили с энтузиазмом. Во всяком случае, все мои собеседники в Сухуме, когда об этом заходил разговор, выражали удовлетворение и даже радость по поводу того, что «для нас это очень хорошо». Речь, как вы догадываетесь, шла не о газовых делах; действующий уже более десятилетия трубопровод «Голубой поток» идет в Турцию по дну Черного моря, минуя берега Абхазии, а возможные в будущем поставки природного газа в республику ввиду наших теплых зим и весьма дешевой пока электроэнергии не так уж волнуют абхазское общество.

У произошедшего есть другой аспект. Как известно, в Турецкой Республике проживает многочисленная абхазская диаспора, в последние годы активно растет присутствие в Абхазии турецкого бизнеса. Турецкое руководство, в частности Эрдоган, вели и ведут прагматичную политику, в которой непризнание Абхазии сочетается с непрепятствованием многочисленным абхазо-турецким контактам по разным направлениям. В России же некоторые силы с ревностью и подозрительностью взирали и взирают на эти контакты. Российско-турецкое сближение выбивает почву из-под ног этим силам.

Да, геополитические расклады даже на протяжении человеческой жизни порой меняются как в калейдоскопе. Красноречивое свидетельство тому – история двух мировых войн и послевоенных союзов после них. Но есть и гораздо более «долгоиграющие» расклады. Величина постоянная, например, – это неприятие населением многих более мелких и слабых государств своего слишком большого соседа. Так, многие латиноамериканцы испытывают неприязнь к США, а многие в странах Балтии, Польше, Украине и т.д. – к России.

А вот осколки советской империи «третьего ряда», такие, как Абхазия и Южная Осетия, Приднестровье и Нагорный Карабах, тяготеют к России. И это вполне закономерно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG