Accessibility links

Давид Ирадян: «Я надеюсь, что эта работа будет продолжена»


В Абхазии была проведена существенная работа по созданию кадастра объектов недвижимости. Власти закупили в Швейцарии необходимое оборудование и провели аэрофотосъемку, на основе которой была построена так называемая геодезическая сеть. До недавнего времени реализацией проекта занимался бывший министр экономики Давид Ирадян. Он является выпускником Московского университета геодезии и картографии, кандидатом технических наук, специалистом в сфере земельного кадастра.

Елена Заводская: Давид, расскажите, пожалуйста, о программе, о том, что уже сделано.

Давид Ирадян: Программа создания государственного кадастра объектов недвижимости реализуется с 2012 года по заказу Министерства экономики Республики Абхазия за счет средств российской помощи. Мы создали с нуля государственную геодезическую сеть, закупили в Швейцарии необходимое оборудование и провели аэрофотосъемку. Это обошлось бюджету в 65 миллионов рублей.

По результатам всех контрольных измерений точность самой сети и точность проведения аэрофотосъемки на очень высоком уровне. Мы можем с ортофотоплана получить любую координату с точностью до полуметра. Это в два раза больше, чем требование российской инструкции 2003 года. А что касается координат с помощью непосредственных приборов, то там точность начинается от нескольких миллимеетров до двух сантиметров.

Елена Заводская: Кто выполнял эту работу для Абхазии?

Давид Ирадян: Разные виды работ выполняли разные подрядчики. Мы покупали оборудование швейцарской фирмы Leica. Московская фирма, которая специализируется на выполнении геодезических работ, «ЭкоГеоПроект» занималась проведением аэрофотосъемки.

Елена Заводская: Поясните, пожалуйста, что такое земельный кадастр и для чего он нужен?

Давид Ирадян: Кадастр объектов недвижимости нужен для учета и оценки объектов недвижимости. Кадастр – это важнейший элемент инфраструктуры рыночной экономики. Не могут имущественные отношения развиваться, если участники имущественного оборота не уверены в том, что их права защищены, что есть единый и независимый источник данных абсолютно объективных, в котором указано, кто является собственником или другим правообладателем любого объекта недвижимости. Ни один инвестор никогда не будет вкладывать деньги в какие-то объекты недвижимости, если он не будет уверен, что именно тому, у кого он приобретает, этот объект недвижимости принадлежит.

Елена Заводская: А какая у нас сегодня ситуация в сфере земельного кадастра?

Давид Ирадян: Сейчас кадастра как такового у нас нет. У нас есть масса источников, в которых хранится информация о различных объектах недвижимости: то, что касается жилого фонда, хранится в БТИ; то, что касается земельных участков, выделенных для коммерческих целей, хранится тоже в администрациях городов, но в отделах землеустройства либо архитектуры; информация об объектах государственной собственности и объектах, которые приватизируются из республиканской собственности, хранится в Госкомимуществе в реестре; аналогично муниципальные объекты и объекты, приватизируемые из муниципального имущества, о них информация хранится в отделах управления муниципальным имуществом администраций.

Такое многообразие источников информации не может обеспечить прозрачность прав в этой сфере и их однозначность, поскольку мы не можем сказать с уверенностью, что там могло поменяться в этих документах. Всегда, когда нет единого источника информации, к которому есть доступ одновременно из разных мест, всегда можно любую бумажку, которая хранится где-то в архиве, заменить. В этой ситуации у нас есть очень большие проблемы в сфере оборота объектов недвижимости. На решение этих проблем нацелено создание кадастра. Кадастр – это всегда информация о пространственных объектах. У него должна быть пространственная основа, то есть мы должны точно знать координаты всех углов, поворотных точек, границ любого земельного участка, координаты любого строения. Без этого возникнут проблемы при разграничении смежных участков. Это та проблема, с которой часто сталкиваются в странах, где нет четкой единой системы координат.

Поэтому мы пошли по пути создания пространственной основы. Она заключается в том, что была создана государственная геодезическая сеть, после этого – пространственная визуальная основа. Это как раз материалы аэрофотосъемки, так называемые ортофотопланы, которые будут являться картографической основой для кадастра. К этим объектам, которые будут на электронной карте, будет привязываться так называемая семантическая табличная информация о правах на земельные участки, здания и сооружения, о фактах перехода прав, о различных обременениях. Любой человек, который заинтересован в совершении любой сделки с недвижимостью, и любое должностное лицо любого государственного органа будут иметь одну и ту же информацию о каждом объекте недвижимости. Это позволит очень многие проблемы в сфере земельно-имущественных отношений, которые есть, снять.

Елена Заводская: Скажите, пожалуйста, эта работа уже завершена? Если не завершена, что требуется для ее завершения?

Давид Ирадян: Первым этапом является создание государственной геодезической сети. Вторым этапом – создание ортофотопланов – это аэрофотоснимки, специальным образом трансформированные для того, чтобы получать картографическую точность. Третьим этапом будет являться, как это планируется в 2015-2016 гг., я надеюсь, что эта работа будет продолжена, собственно создание геоинформационной системы кадастра. Это база данных, тот непосредственный интерфейс, в котором она будет храниться и откуда будет получаться вся информация о конкретном объекте. Когда эта оболочка будет создана, в нее будут вноситься данные о каждом объекте недвижимости.

Елена Заводская: Есть ли необходимая законодательная база?

Давид Ирадян: У нас разработан проект закона, он был опубликован Министерством экономики на сайте «Апсныпресс» «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество». В проекте закона заложено, что все новые сделки должны будут совершаться только после того, как права будут зарегистрированы в новом реестре.

Елена Заводская: Скажите, используются ли как-то уже сегодня полученные данные?

Давид Ирадян: Не только сами снимки, но и матрица высот, которая была получена, лазерное сканирование, с помощью которого создавался трехмерный рельеф местности, все это уже используется экологами для мониторинга береговых процессов (речных и морских). Эта информация была передана им еще летом. А сейчас она передается местным администрациям для управленческих целей. Возможностей для использования этой информации много, и цели могут быть самые разные.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG