Accessibility links

Недавно в каком-то промелькнувшем на российском телеканале документальном фильме о военном противостоянии в Донбассе услышал фразу «человека из народа»: «Там, где Америка, всегда обязательно какая-то хрень». Привлекли эти слова тем, что в них в грубо-образной форме отчеканилась уйма суждений от «академических» до тех, которыми делятся бабушки во дворе на лавочке, где все предельно просто и понятно: не было бы этих злыдней-американцев – и все на планете было бы тип-топ. Это – с одной стороны. А с другой – вспомним бессчетное число высказываний с политических трибун и газетных страниц, в интернет-комментариях и так далее, где неугомонным агрессором и источником всяческого зла рисуется Россия.

Любую историческую и политико-правовую коллизию надо рассматривать отдельно и во всех деталях. Авторов же всех как американофобских, так и русофобских суждений роднит, даже делает близнецами-братьями их однобокое, убогое мышление. Все в соответствии с «нетленными» принципами двойной морали: если «наши», то они отстаивают свои национальные интересы и права народов и человека, а если «ихние», то проявляют свою хищническую суть.

Между тем в начале 90-х годов прошлого века многим мечтателям, включая и меня, приходило в голову, что после краха советской системы и окончания холодной войны канет в Лету и противостояние России с Западом во главе с США. Ну, что, мол, им теперь делить, если нет больше идеологических разногласий и россияне взялись за построение рыночной экономики? Некоторые всерьез рассуждали о перспективах вступления России в НАТО и Евросоюз… Но все, как мы знаем, сложилось иначе – в силу многих обстоятельств, перечислять которые здесь было бы слишком долго. Остановлюсь лишь на таком обстоятельстве объективного характера: взаимное неприятие России и Запада имеет гораздо более глубокие корни, чем идеологическое (коммунизм – капитализм) противостояние в течение советских семи десятилетий. Может быть, в России и преувеличивают, когда считают, что все в Западной Европе на протяжении веков воспринимали Россию как нависшего над ними с северо-востока огромного медведя, но так или иначе, а петровские и постпетровские попытки втащить Россию в Европу сквозь прорубленное Петром окно так до конца успехом и не увенчались. И, как подчеркивают сегодня многие в России, она не Европа и не Азия, а Евразия.

Еще одно обстоятельство того же характера – предрасположенность большинства людей в мире к так называемому баррикадному мышлению. В России в умах таких людей после хаоса 90-х наступил долгожданный порядок: по-прежнему враг номер один – Вашингтон и Пентагон, от которых все беды. Ну, и в США вернулись к привычному: «Русские идут!»

На прошлой неделе палата представителей Конгресса США приняла резолюцию, в которой осудила политику Москвы в отношении ряда стран постсоветского пространства и потребовала от администрации продолжить курс санкций против России. Взгляд конгрессменов на мир (кроме нескольких, проголосовавших против) прост и незатейлив: Россия должна «прекратить агрессию в Донбассе», а также вывести своих военных из Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. «Россия создает проблемы всем этим трем странам, – поддакнула германский канцлер Ангела Меркель, имея в виду Молдавию, Грузию и Украину, и рассуждая о «тлеющих конфликтах» в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии и войне в Донбассе.

Ну, хорошо, вывела Россия военные базы из зоны «тлеющих конфликтов». А дальше? Цель этого вывода, очевидно, – «восстановление территориальной целостности». То есть на месте тления полыхнет пламя войны, и потом, есть надежда, исход «ненужного» населения, как в результате хорватского наступления в 1995-м на Сербскую Краину? Или ратующие за этот вывод искренне верят, что после него абхазов, южных осетин и приднестровцев станет совсем легко уговорить вернуться под юрисдикцию Тбилиси и Кишинева? Свежо предание, а верится с трудом.

А коль уж речь зашла об этих уговорах… «Но ведь Европа же лучше» - таков рефрен многих обращений грузинских политиков к абхазам и южным осетинам, при этом как бы само собой подразумевается, что сама Грузия – уже душой и телом в Европе. А еще в последнее время дважды встретил у грузинских авторов утверждение: «Абхазы считают, что лучше утонуть в море, чем в луже». Именно в такой редакции. Вообще-то, надо хоть немного вдумываться в смысл произносимого. Если кто-то обвиняет целый народ в дебилизме, впору задуматься о его собственном дебилизме. На самом деле это рассуждение имело активное хождение в грузинском обществе еще четверть века назад, и в истинном виде оно звучит так: «Абхазы, наверное, думают, что лучше утонуть в море, чем в луже». То есть не задумываются, мол, что раствориться в большом русском этносе – тот же итог, что и раствориться в маленьком грузинском». В такой редакции это не утверждение, которое звучало бы глупо, а ироническое предположение, которое, правда, содержит не очень эстетичное сравнение собственного этноса с лужей.

Ну, а если отвечать по существу этой сентенции, то всплеск эмоций в ходе недавнего обсуждения проекта нового российско-абхазского договора еще раз подтвердил, что абхазы совершенно не хотят тонуть ни в луже, ни в море. Ну, а почему не действовало на абхазов это ироническое предположение четверть века назад? Очень просто. Почти все абхазы и так двуязычны, как двуязычны многие другие народы, жившие в СССР. И знание русского представляется им таким же необременительным и нужным, как знание английского для населения множества стран. Попытку же в середине двадцатого перевести абхазские школы на грузинский язык обучения абхазский народ воспринял как покушение на свою национальную идентичность, как, собственно, это и было.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG