Accessibility links

Процесс с неблизким результатом


В правильности предпринятых мер госминистр по вопросам примирения и гражданской интеграции не сомневается, однако не ожидает скорых результатов – в частности, из-за «тяжелого наследия», которое досталось правительству от предшественников

В правильности предпринятых мер госминистр по вопросам примирения и гражданской интеграции не сомневается, однако не ожидает скорых результатов – в частности, из-за «тяжелого наследия», которое досталось правительству от предшественников

Восстановление доверия населения де-факто республик Абхазия и Южная Осетия остается главной проблемой в процессе урегулирования конфликтов. Об этом сегодня заявил госминистр по вопросам примирения и гражданской интеграции Паата Закареишвили, представляя доклад о проделанной его ведомством работе за последние два года.+

В начале своего выступления госминистр по вопросам примирения и гражданского равноправия Паата Закареишвили заострил внимание на том, что его аппарат не может самостоятельно осуществлять проекты. Очевидным свидетельством этого является маленький бюджет ведомства, он составляет всего 1 миллион 300 тысяч лари в год. Тем не менее, по словам Закареишвили, благодаря скоординированной работе с другими министерствами и международными организациями, осуществляется множество программ, нацеленных на улучшение условий жизни населения вдоль разделительных линий и оказание помощи людям, проживающим в отколовшихся регионах.

Паата Закареишвили считает важным, что после смены власти в стране правительство «Грузинской мечты» сменило риторику, еще раз взяло на себя обязательство о неприменении силы и оказывает бесплатную медицинскую помощь остающимся на неподконтрольных Тбилиси территориях людям. В правильности предпринятых мер госминистр не сомневается, однако Закареишвили не ожидает скорых результатов – в частности, из-за «тяжелого наследия», которое досталось от предшественников правительству «Грузинской мечты»:

«Правительство предприняло ряд односторонних шагов с целью восстановления доверия. К сожалению, это серьезный вызов – доверие разрушалось на протяжении многих лет. На сегодняшний день пока нет результата, который бы позволил восстановить грузино-осетинские и грузино-абхазские отношения», – заявил Паата Закареишвили.

Однако в Грузии не все довольны работой и высказываниями госминистра. Вот и сегодня Закареишвили пришлось объяснять, что значат его слова о том, что договор между Москвой и Сухуми – это результат успешной политики грузинских властей. Он повторил, что успехом он считает то, что «на фоне агрессивных действии России Грузия без кровопролития, новых беженцев, разрушений домов дистанцируется от России и направляется к Европе». Впрочем, несмотря на эти объяснения, представители парламентской оппозиции «Нацдвижения» все равно называют госминистра «коллаборационистом».

Недовольны работой Пааты Закареишвили и в непарламентской оппозиции. Член «Единого демократического движения» (партии Нино Бурджанадзе), конфликтолог Мамука Ачба всю политику правительства «Грузинской мечты» по урегулированию конфликтов называет абсурдной:

«Паата Закареишвили – один из тех людей, у кого замечательные личные контакты с абхазами. Но в ранге госминистра он не использует эти отношения. Если же ему в правительстве не дают возможность использовать эти контакты, то он должен об этом сказать и подать в отставку. Тот путь, который выбрала власть для урегулирования грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов, никогда не приведет к результату. Потому что грузинские власти не ведут прямые переговоры с Россией, чтобы избежать неодобрения некоторых государств, а также с абхазами и с осетинами в страхе, чтобы последние не были названы сторонами (конфликта)».

Впрочем, в Грузии не все так критично настроены по отношению к Паате Закареишвили. Среди одобряющих его работу представитель гражданского сектора, режиссер Мамука Купарадзе:

«Я думаю, что сделать больше, достичь каких-то прорывов в этом направлении сейчас просто невозможно. Сами абхазы и осетины находятся в очень сложной ситуации, они испытывают большое давление со стороны России. Так называемые границы практически закрыты, российскими пограничниками ведется очень жесткий контроль разделительных линий. Нет никакой коммуникации, особенно с абхазами. Если не считать женевских дискуссий, но и эти встречи не предусматривают прямого общения».

На таком фоне, отмечает Мамука Купарадзе, странно ожидать скорых результатов в деле урегулирования конфликтов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG