Accessibility links

«Нас ставили перед фактом»


Содержанием нового договора интересуются не только югоосетинские эксперты и политики, но и обычные жители республики. Люди спрашивают, что изменится в их жизни после подписания нового договора о союзничестве с Россией

Содержанием нового договора интересуются не только югоосетинские эксперты и политики, но и обычные жители республики. Люди спрашивают, что изменится в их жизни после подписания нового договора о союзничестве с Россией

Южная Осетия в ожидании подписания договора о союзничестве с Россией. Югоосетинские эксперты и политики надеются, что отношения со стратегическим партнером будут оформлены только после широкого общественного обсуждения, так как этот документ определит развитие республики на годы.

Весь ноябрь в Цхинвале внимательно следили за абхазскими событиями. По признанию одного из абхазских журналистов, с которым мне удалось недавно пообщаться, решение нового президента Абхазии Рауля Хаджимба вынести российский проект договора на суд общественности граждане восприняли как акт мужества и порядочности. Ведь благодаря этому удалось отстоять абхазские национальные интересы.

Президент Южной Осетии Леонид Тибилов недавно также пообещал, что к обсуждению проекта договора о союзничестве с Россией будут привлечены парламентарии, политические партии и юристы. Бывший депутат и глава парламентского комитета по внешней политике Юрий Дзиццойты считает, что новое соглашение с Россией жизненно необходимо для республики, так как изменившиеся реалии требуют иного подхода к межгосударственным отношениям. Правда, по его словам, бывшие власти в подобных вопросах, как правило, игнорировали мнение народных избранников:

«Парламент предыдущего созыва неоднократно ставил вопрос о том, чтобы все готовящиеся договоры на предварительном этапе, на этапе проработки обуждались хотя бы в стенах парламента. Мы даже пытались принять соотвествующую поправку к закону о международных договорах. К сожалению, у нас это не получилось. В целом мое отношение положительное. Я считаю, что любой договор, тем более такой важный, как межгосударственный, должен обсуждаться как минимум на уровне парламента. Ну а поскольку парламент является частью нашего общества, то, думаю, этого достаточно. Но если он будет вынесен на обсуждение общенародное, то и в этом не будет ничего предосудительного. Просто я думаю, что проект договора должны обсуждать в основном специалисты: политики, экономисты, юристы и так далее».

О том, как происходила ратификация подобных договоров в предыдущие годы, на условиях анонимности рассказал мне другой депутат парламента прошлого созыва:

«Нам приносили подписанный российской стороной и президентом республики документ, с текстом которого мы не были знакомы даже приблизительно, и ставили нас перед фактом. Когда мы пытались задавать вопросы, то тут же начиналось откровенное давление: «Тут уже стоит подпись Медведева и нашего президента. А вы кто такие?!» Возможно, спикер парламента и был в курсе, но для нас это всякий раз было неожиданностью».

По словам моего собеседника, спускать директивы сверху народным избранникам нельзя, особенно когда речь идет о принятии стратегически важных документов. Бывший парламентарий уверен, что порочная практика может повториться и сейчас, если новые власти не захотят изменить этот подход.

«Почему абхазы способны отстаивать свои национальные интересы, принимать помощь с достоинством, а мы нет?! – вопрошает он. – Политика не должна быть отдана на откуп небольшой группе людей. А нынешние парламентарии должны быть ознакомлены с проектом документа на его первоначальном этапе, чтобы иметь возможность его изменить».

Югоосетинский политолог Дина Алборова также выступает за проведение общественных дебатов, когда речь идет о принятии судьбоносных для государства решений:

«Эти договоры касаются не отдельных личностей, они касаются двух стран. И они будут влиять на наше общество. Поэтому общество должно принимать в этом активное участие», – считает она.

При этом Алборова не исключает, что, как это бывало уже не раз, документ о союзничестве с Россией может быть подписан без широкого общественного обсуждения:

«Так обычно у нас и бывает, поэтому такая опасность существует.

– Это может вызвать какой-то протест в обществе?

– Честно говоря, я не знаю. Смотря как это преподнесут. Если этот договор преподнесут как благо, а у нас по умолчанию считается, что все, что касается российского направления, – это однозначное благо для Южной Осетии, то, конечно, никаких протестных вещей происходить не будет. Но мы очень четко отслеживаем ситуацию по Абхазии, где уже подписан аналогичный договор, и там этот документ приняли не очень однозначно. И именно влияние гражданского и экспертного сообщества решило то, что были внесены изменения в договор. Но даже сегодня общество там не очень довольно тем, что было подписано. Текста нашего договора еще никто не видел, но я очень надеюсь, что мы его увидим и будем обсуждать с точки зрения наших национальных интересов».

Этим вопросом интересуются не только югоосетинские эксперты и политики, но и обычные жители республики. Люди спрашивают, что изменится в их жизни после подписания нового договора о союзничестве с Россией.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG