Accessibility links

Если определить одним словом свое отношение к нашумевшим коррупционным делам последнего времени, которые стали темами для выступлений президента, премьер-министра и генпрокурора, то это – разочарование.

Зная о выходящей за рамки приличий коррупции в стране, я все-таки тешила себя мыслью, что у наших чиновников есть какие-то изысканные и грациозные способы увода денег. Но, слушая на прошлой неделе генерального прокурора, излагавшего коррупционные схемы, я все больше убеждалась, что все до пошлости просто – мелкое жульничество и неприкрытое воровство. Завышение стоимости при закупках, уклонение от налогов, фальсификация документов, дочерние фирмы и предприятия…

И все это можно увидеть безо всякой спецподготовки, конечно, при условии, что вас подпустят посмотреть на «гроссбух» хотя бы одним глазом. Там вместо обещанных классических четырехсот способов использованы всего-то пара десятков, которые не блещут оригинальностью преступной мысли, а стали возможными всего-то в результате преступного сговора с большим начальником.

Действительно, почему бы и не взять 200-миллионный кредит и не потратить его на самолет, если тебе дают его просто так, без сроков, без залога, под слово президента, и не будут требовать возврата до тех пор, пока ты не выйдешь у него из доверия? Или не переправить деньги из комплексного плана прямо в семью, назвав ее «ИП»?

А какому простому смертному налоговики простят неуплату налогов в три миллиона или аренду жилья для рабочих по месячной ставке на уровне рыночной стоимости этого жилья? И какому чиновнику без разрешения президента позволят «забыть» об имуществе госпредприятия на три миллиарда долларов?

Обо всем этом рассказал генпрокурор Абхазии Алексей Ломия журналистам на пресс-конференции в Сухуме. Речь шла о коррупции, о комплексном плане, о бюджете. Строители, электрики, бухгалтеры и кассиры получали, закупали, оформляли, выдавали деньги, а за их подписями, спинами и маленькими должностями прячутся те, кто ворочал делами, давал указания, пилил и делил миллионы рублей, долларов, евро… На защиту этих идейных борцов за денежные знаки будут брошены адвокаты, которые обоснуют любое преступление презумпцией невиновности и несовершенством словно по этому случаю писаных законов.

Генпрокурор, видимо, тоже понимает, что далеко продвинуться по цепочке и раздавить гидру коррупции вряд ли удастся. Рассказывая о схеме выведения денег на одном из госпредприятий, он говорит: «Директор «Черноморэнерго» подписывал договор о найме жилья с вымышленным лицом и передавал договор в бухгалтерию, бухгалтер подготавливал соответствующие документы и передавал их кассиру. Кассир якобы выдает эти деньги людям, которые понятия не имеют об их получении». Алексей Ломия, понимая всю нелепость рассказанной истории, добавляет: «Смешно звучит, но в данном случае получается, что к самому директору Резо Зантария можно предъявить разве что халатность. Не стал он звать человека, чтобы заключать с ним договор, просто расписался в бухгалтерских документах. Получается, что цепь замыкается на кассире и лице, которому она выдала деньги».

Получается, что доказывать коррупцию в условиях Абхазии возможно только так, как предлагает конвенция ООН против коррупции. Не надо ничего придумывать – велосипед уже изобрели, надо просто ввести в УК ответственность за то, что «чиновник не может объяснить происхождение средств для обогащения себя или третьего лица», или наказание за «обладание ресурсами, происхождение которых публичное должностное лицо не может объяснить». Другого выхода нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG