Accessibility links

«Служба безопасности должна быть вне политики»


В 2012 году в избирательной программе блока «Грузинской мечты» было записано, что необходимо реформировать всю систему т.н. правозащитных органов, в том числе и Министерство внутренних дел

В 2012 году в избирательной программе блока «Грузинской мечты» было записано, что необходимо реформировать всю систему т.н. правозащитных органов, в том числе и Министерство внутренних дел

ПРАГА---Сегодня премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили выступил с инициативой реформирования МВД. Он уже выдал распоряжение в срочном порядке создать широкую рабочую группу для разработки модели будущей структуры МВД. Эту тему мы обсудим в рамках «Некруглого стола», участниками которого являются депутат парламента Грузии Вахтанг Хмаладзе и правозащитник, юрист Гела Николаишвили.

Кети Бочоришвили: Батоно Вахтанг, я бы хотела спросить вас вообще о месте служб госбезопасности в системе исполнительной власти. Почему они должны быть отделены от МВД и какой должна быть структура МВД вообще – я имею в виду в демократическом государстве, претензия на которое есть у Грузии?

Вахтанг Хмаладзе: Еще в 1995 году, когда была принята Конституция Грузии, там было записано, что запрещается какого-либо вида объединение ведомств, ответственных за оборону, общественную охрану, безопасность, т.е. полиции и службы государственной безопасности. Это было записано для того, чтобы защитить себя от излишней концентрации служб, которые при нейтральном действии слишком глубоко могут вторгаться в личную жизнь. Кроме этого, объединение таких служб создает и проблему для демократического существования и развития государства, поскольку слишком сильная концентрация лиц, служб, которые вооружены, чревата и может привести к некачественным силовым действиям, т.е. к всевозможным переворотам, изменению власти, которые происходили во всем мире.

Кети Бочоришвили: ...Что, собственно, у нас и было и в некоторой степени продолжается и сейчас...

Вахтанг Хмаладзе: Конечно. В 2005 году из Конституции изъяли эту норму, и еще до изъятия объединили Министерство государственной безопасности с Министерством внутренних дел. Таким образом, в одном министерстве сконцентрировалась полиция, которая осуществляет и охрану общественного порядка, и расследование преступлений, там же находится и служба контрразведки, служба государственной безопасности. В течение многих лет, начиная с 2005 года, мы говорили о том, что это неправильно, что так нельзя делать. В 2012 году мы записали в избирательной программе блока «Грузинской мечты», что необходимо реформировать всю систему т.н. правозащитных органов, в том числе и Министерство внутренних дел.

Кети Бочоришвили: Батоно Вахтанг, с тем, что мы уже разработали по реформированию, как это будет работать, чтобы преодолеть эту проблему? На что надо делать упор, чтобы эта проблема в конце концов перестала существовать – я имею в виду именно в структурном плане?

Вахтанг Хмаладзе: В структурном плане необходимо отделить от Министерства внутренних дел службы, ответственные за государственную безопасность, притом формировать эту службу не в виде министерства, а в виде, скажем, Агентства национальной безопасности. Это агентство должно быть полностью деполитизированным, оно должно исполнять лишь функции, которые будут определены законом, и любые изменения во власти, любые результаты выборов не должны влиять на работу этой службы. Руководитель этой службы не должен входить в состав правительства. Эта служба должна быть вне политики. Это будет первым шагом для реформирования данной системы, следующим шагом (а лучше всего, параллельным шагом) – реформирование Министерства внутренних дел в министерство гражданского типа. Следовательно, полиция может быть лишь одной частью этого министерства, а остальные службы должны будут носить гражданский характер – это обеспечение гражданской безопасности, предотвращение разных катастроф естественного вида, служба пожарной охраны и тому подобное. Всего этого опять-таки будет достаточно. Многое еще нам нужно сделать. Мы говорили о реформе прокуратуры, что тоже необходимо сделать. В общем, сделать надо многое.

Кети Бочоришвили: Батоно Гела, у вас, как у правозащитника, есть претензии к такому подходу, который предложил батони Вахтанг?

Гела Николаишвили: Теоретически, конечно, у меня не может быть никаких претензий – это все выглядит очень красиво, хотя главное тут не то, что мы напишем на бумаге, а политическая воля правительства, правящей партии, чтобы совершенствовать эту систему, идти по пути демократической модернизации. Кстати, именно от представителей Республиканской партии я услышал этот термин, и он мне по душе, потому что реформирование, модернизация у нас происходила не один раз, и можно сказать, что во времена правления Саакашвили тоже происходила модернизация системы в очень многих направлениях, но этому сопутствовали антидемократические подходы. Во времена Сталина тоже происходила модернизация страны в сфере образования, социальной, технической сфере и т.д., но все мы знаем, какая это была система. Поэтому главное тут то, чтобы были осуществлены эти реформы и была воля, чтобы все это не осталось на бумаге и было транспарентным, т.е. доступным обществу, и чтобы представители общества сами участвовали в этом.

Кети Бочоришвили: Батоно Гела, не показалось ли вам, что воля уже проявилась хотя бы в том, что премьер-министр, который еще недавно ратовал за сильное МВД как за символ сильного государства, вдруг изменил свою точку зрения и решил размежевать эти структуры?

Гела Николаишвили: С одной стороны, это хорошо, но только размежевание этих структур не обеспечивает их прозрачность или демократичность, потому что есть страны – те же Россия, Белоруссия, среднеазиатские страны, – где эти структуры безопасности и МВД разделены, но можно сказать, что это два монстра. Во время Шеварднадзе эти структуры тоже были разделены, и формальное их разделение не означает решения проблемы.

Кети Бочоришвили: А что может общество в данном случае сделать?

Гела Николаишвили: Во-первых, эта реформа включает в себя силы, которые находятся вне правительства, т.е. гражданское общество. Они должны быть включены именно в обеспечение транспарентности.

Кети Бочоришвили: Но к ним вряд ли можно предъявить претензии, они и так постоянно держат руку на пульсе.

Гела Николаишвили: Они держат руку, но их не допускают к этому пульсу. Дело в том, что они это делают со стороны. А вот, допустим, та же пенитенциарная система, в которой в свое время были комитеты, которые проводили мониторинг. Сейчас их не существует. Группы мониторинга должны существовать и в МВД, и в службе безопасности, и в других силовых структурах.

XS
SM
MD
LG