Accessibility links

«Мы ждем проект договора»


Леонид Тибилов указал на то, что в предстоящем интеграционном договоре с Россией вопрос сохранения суверенитета Южной Осетии для него не является принципиальным

Леонид Тибилов указал на то, что в предстоящем интеграционном договоре с Россией вопрос сохранения суверенитета Южной Осетии для него не является принципиальным

Накануне Леонид Тибилов вновь заявил о том, что к обсуждению проекта нового договора между Южной Осетией и Россией привлекут парламент и общественность республики. Тибилов также отметил, что в новом документе должно быть отражено стремление южных осетин к максимальной интеграции с Россией – вплоть до вхождения Южной Осетии в ее состав.

Леонид Тибилов в интервью ИА «Рес», по сути, указал на то, что в предстоящем интеграционном договоре вопрос сохранения суверенитета Южной Осетии для него не является принципиальным:

«Я вышел с предложением, чтобы будущий договор был рассмотрен в диапазоне от прямого вхождения республики Южная Осетия в состав России до других форм, которые сегодня существуют в мире. Есть много форм политического сосуществования государств. Думаю, мы в скором времени получим ответ на этот вопрос».

Многие из моих цхинвалских друзей были удивлены подобным заявлением от гаранта конституции. По основному закону Южной Осетии статус республики может быть изменен только по итогам всенародного референдума. Председатель парламентского комитета по законодательству, законности и местному самоуправлению Олеся Кочиева сообщила, что депутаты пока не посвящены в процесс подготовки договора:

«Мы ждем проект договора, что-то, что можно было бы пощупать, как говорится, и понять, о чем идет речь. Я не знаю, будет ли он, как договор с Абхазией или каким-то другим. Пока не увижу проект договора, обсуждать и комментировать нечего».

Югоосетинский эксперт Роланд Келехсаев напоминает, что между Южной Осетией и Россией заключено около восьмидесяти соглашений и договоров, охватывающих все стороны жизни республики. Нужно постараться, чтобы не дублировать в новом договоре уже существующее, а создать что-то новое, полезное для жителей Южной Осетии. Он предлагает учредить межгосударственный судебный орган, куда могли бы обращаться граждане Абхазии и Южной Осетии. Жители не признанных Европой республик не могут направить жалобу, например, в международный арбитраж, но некий аналог этой структуры можно было бы создать в Москве, считает Роланд Келехсаев:

«У нас всего две судебные инстанции – городской (районный) суд и Верховный. Ты понимаешь, что твоя жалоба не удовлетворена, потому что он – Верховный, принял решение по телефонному звонку «оттуда» и тебе больше некуда идти. Если появится некая межгосударственная судебная структура, то у жителей Южной Осетии и Абхазии появится шанс обжаловать решения своих судов, в том числе и арбитражных. Это было бы привлекательно и для потенциальных инвесторов из России и стран СНГ – у них появились бы гарантии защиты их прав».

Руководитель медиацентра «Ир» Ирина Гаглоева говорит, что главная для республики проблема безопасности уже решена. Что касается социально-экономического блока, то в этой сфере между Россией и Южной Осетией заключены десятки различных договоров и соглашений, но при этом, увы, подвижки в этой сфере едва заметны:

«Новый договор – это, конечно, хорошо, но если в нем не будут учтены механизмы реализации достигнутых соглашений, он станет обычной бумагой, и тогда, какая разница, что на ней написано?»

Ирина Гаглоева подчеркивает, что этот новый договор у всех на слуху. Югоосетинское общество наблюдало за обсуждением аналогичного документа в Абхазии, обсуждало его в кругу знакомых. После всего этого подписание интеграционного соглашения без широкой дискуссии и учета мнения югоосетинской общественности вызовет скандал, говорит Ирина Гаглоева:

«Невозможно подписать новый договор без обсуждения. Это породит массу слухов и так далее... Другое дело, как пройдет это обсуждение. Люди в свободной атмосфере очень интересно высказываются, но при этом они с пессимизмом относятся к перспективе, что их мнения будут учтены. Очень нужно, необходимо учесть максимальное количество мнений, потому что народ думает о своем будущем».

Югоосетинский общественник Алан Парастаев также считает крайне важным публичное обсуждение договора. По его мнению, это возможность для Москвы услышать мнение граждан Южной Осетии, а не отдельных политиков или различных журналистов и аналитиков, зачастую не имеющих полного представления о том, что происходит в республике:

«В югоосетинском обществе существуют разные мнения о том, как должны развиваться отношения с Россией. Кто-то говорит о необходимости присоединения, кто-то о сохранении суверенитета. Отсюда, наверное, и разные представления о том, каким должен быть этот договор. Если честно, для меня любые варианты этого документа удобоваримы. Каким бы этот договор ни был, я не думаю, что он станет для кого-то смертельным или какие-то его пункты будут категорически неприемлемыми. Я только хочу, чтобы у общества была возможность высказать свое мнение и чтобы оно было услышано властью. Мне это важнее самого договора. Для меня главное – честно зафиксировать волеизъявление народа, как это было во время референдума в 1992 году, когда была провозглашена независимость нашей республики. Не должна быть утеряна традиция принимать все судьбоносные для страны решения с учетом мнения народа».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG