Accessibility links

Александр Искандарян: «Истина где-то посередине»


По словам постоянного представителя МВФ в Армении Терезы Дабан Санчес, девальвация драма обусловлена множеством факторов, но главным фактором, влияющим на наш регион, является нынешнее состояние экономики России

По словам постоянного представителя МВФ в Армении Терезы Дабан Санчес, девальвация драма обусловлена множеством факторов, но главным фактором, влияющим на наш регион, является нынешнее состояние экономики России

ПРАГА---2014 год Армения завершит с замедлением роста ВВП, прогнозирует армянское представительство Международного валютного фонда. По словам постоянного представителя МВФ в Армении Терезы Дабан Санчес, девальвация драма обусловлена множеством факторов, но главным фактором, влияющим на наш регион, является нынешнее состояние экономики России. Этот и другие вопросы я обсудил сегодня перед программой с политологом, директором Института Кавказа Александром Искандаряном.

Александр Касаткин: Что происходило на этой неделе вокруг предполагаемого вхождения Армении в Евразийский союз?

Александр Искандарян: Я бы сказал, что это продолжает довольно бурно обсуждаться, хотя вроде бы все точки над «и» уже расставлены – во всяком случае, армянский парламент уже ратифицировал это вхождение. А задолго до этого документ подписал президент, и уже произошла его ратификация Госдумой Российской Федерации. То есть ситуация вырисовывается таким образом, что Россия и Армения подписали этот документ, а насколько Казахстан и Белоруссия собираются его ратифицировать, решение пока находится в несколько подвешенном состоянии. Причиной этому являются разногласия, которые существуют у Минска и Астаны с Москвой, т.е. это, собственно, Армении не особо-то касается в применении ко всему Евразийскому союзу. Здесь, естественно, это довольно бурно обсуждается, т.е. присоединение к Евразийскому союзу по-прежнему является символом вхождения в какое-то пространство, которое сейчас все больше и больше подвергается санкциям, вытесняется из различных процессов, которые происходят во всем мире, и т.д. Вот этот процесс идет, и он довольно важен для Армении.

Заявляется, что до первого января произойдет вступление Армении в Евразийский союз, и я, честно говоря, сомневаюсь в этом, т.к. осталось совсем немного времени, и у Казахстана и Белоруссии есть основания для того, чтобы использовать Армению как одну из причин для выражения своего недовольства Москвой. Все прекрасно знают, что Таможенный союз перестал быть «таможенным», т.е. устанавливаются границы с Белоруссией, у Казахстана тоже существуют с Москвой разногласия и т.д. Я думаю, что рано или поздно этот процесс будет завершен, но совершенно не уверен, что это произойдет к первому января. В области внешней политики вообще весь год и, в частности к концу года, это такое важное для Армении событие.

Александр Касаткин: Александр, на этой неделе резко подорожал газ на газозаправочных станциях – от 190 до 230 драмов. И, вообще, курс драма колеблется и падает по отношению к доллару если не такими же темпами, как российский рубль, то все равно это происходит. Какие ожидания у Армении от перспектив Евразийского союза и насколько армянская экономика завязана на российский рубль и экономику?

Александр Искандарян: Евразийский союз здесь совершенно ни при чем. Армения еще не является членом Евразийского союза, и когда она в него вступит, если вступит, то мгновенных изменений просто не произойдет – это видно по договору, по тем документам, которые уже опубликованы. Нестабильность национальных валют, которая наблюдается, например, в соседней Грузии, которая не является членом никакого Евразийского союза и не собирается им стать, является последствием довольно сильной связанности армянского и российского рынка. Кстати, грузинского и российского, молдавского и российского тоже, т.е. примерно 20% бюджета составляют перечисления, которые осуществляются людьми, работающими в России, своим родственникам. И вот эти деньги дешевеют, потому что те люди, которые работают в России, либо теряют работу, либо меньше зарабатывают в силу того, что сужается рынок в самой России.

Во-вторых, это падение цен на нефть. Дело в том, что цены на металлы (Армения не производит нефть, она покупает нефтепродукты) на мировом рынке привязаны к ценам на нефть. Металлы, если я не ошибаюсь, составляют самую крупную часть армянского экспорта – в Армении производятся молибден, имеется золото и т.д., – и то, что цены на эти металлы падают, тоже отражается на армянской экономике. Армянская экономика вообще довольно сильно привязана к мировой – Армения не изолированная в этом смысле страна, – поэтому перипетии на этих рынках очень сказываются на стране. Действительно, падение драма было достаточно приличным, его удалось сейчас остановить, но я не думаю, что ситуация останется стабильной. Это очень зависит от того, насколько будут продолжаться или усиливаться западные санкции по отношению к России и что будет происходить с ценами на нефть, потому что тут дело не в Евразийском союзе, а в связанности экономик. Экономическая ситуация влияет на армянское общество в целом, т.е. в самой глухой деревне, в самом далеком городке люди ощущают эти экономические сложности, оттого что изменяется цена драма, уменьшается экспорт металла и люди из-за этого теряют работу; оттого, что меньше поступает денег от родственников, работающих в России, – это испытывают все граждане Армении, и, конечно, они от этого счастливее не становятся. Другое дело, что все это происходит, начиная, примерно, с 2008 года, когда рост экономики практически остановился, и после начала мирового кризиса падение продолжается. Наша экономика связана с экономикой России, и это очень сильно отражается на экономике Армении.

Что же касается политических перипетий, например, Евразийского союза, то обычный житель Армении не понимает, что это такое. Он не понимает, что такое Европейский союз, так же, как он не понимал, что такое ассоциативное соглашение с Евросоюзом. А люди, которых я называю социальным центром Еревана, т.е. политизированная публика, конечно же, обращают внимание и на дихотомию «Евразийский союз – Европейский союз» (которой в реальности-то не существует, но люди это так воспринимают), они испытывают недовольство таким резким поворотом армянской политики. Конечно же, очень остро и болезненно воспринимаются те избиения, о которых вы спросили, т.е. они политически отыгрываются. Оппозиционно настроенные люди, представители этого социального центра не сомневаются, что эти избиения организовал чуть ли не лично Серж Саргсян. Люди проправительственные говорят: а мы ничего не знаем, мало ли кого там могут избить какие-нибудь уголовники, к нам это не имеет никакого отношения. Я думаю, что истина где-то посередине. Пока ничего неизвестно, но воспринимается это достаточно остро теми людьми, которые интересуются и пытаются понять, что происходит в сфере политики.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG