Accessibility links

Грузия знала немало кризисов власти. Но нынешний стоит особняком. И не только для Грузии.

Нынешний – это кризис жанра, в котором грузинская власть решила себя попробовать. Поучительными оказались как сам этот жанр, так и предчувствие развязки.

Все принятые в постсоветском обиходе способы руководить страной Грузия за почти четверть века уже опробовала. Система национал-антикоммунистического реванша довела страну до ручки. Режим мхедрионского перекати-поля пропускаем как столь же естественное следствие. Эпоха Шеварднадзе тоже была в порядке постсоветских вещей. Но жанр требовал, чтобы Шеварднадзе принимал, в отличие от предшественников, на себя хоть какую-то ответственность. Без рвения, да и не очень много – много ли происходило в пределах и окрестностях его канцелярии, а за большее его никто отвечать и не просил.

Потом был Саакашвили. И что бы там ни говорили, от ответственности Саакашвили не бежал. Если не считать эмиграции, но это уже потом.

Ответственность – мера эффективности власти. Но оказывается, кто от нее избавлялся, рисковал, долго и не протянул. И если Саакашвили совершил революцию, то контрреволюция, предпринятая его ниспровергателем, в жанровом смысле в чем-то даже интереснее.

Любое государство на наших широтах очень модно называть корпоративным. И очень напрасно. Хотя соблазн понятен. За корпоративизм легко принять любой коррумпированный авторитаризм, что, однако, не совсем верно. Для того чтобы управлять государством как корпорацией, нужен изрядный ресурс – прежде всего, для контроля над теми, кому доверено место в совете директоров. Как в России. В Азербайджане за корпоративное государство восточного типа себя пытается выдать обыкновенный номенклатурный деспотизм. А в Грузии, как и у многих других постсоветских стран, на что-то государственно-корпоративное ресурсов не хватало. Ни экономических, ни политических.

А Бидзина Иванишвили будто решил показать, что такое государство совершенно не обязано быть авторитарным. Ничем не рискуя, он вложил капиталы в проект свержения Саакашвили. Создал для этого фирму – «Грузинскую мечту». До успешного окончания проекта все шло логично и понятно. Не впервые на наших просторах доброхот-бизнесмен пытается увековечить свое имя. Наш доброхот несколько озадачил аудиторию обещанием через некоторое время отойти от дел. Все решили, что это либо трюк – на случай проигрыша, либо кокетство – в случае выигрыша.

И только Бидзина Иванишвили уже тогда, кажется, знал, что он делает. Он строил то, что умел, – холдинг. И когда он из политической ушел в свою диковинную гражданскую жизнь, скептики решили, что он просто сбежал от ответственности. И в самом деле, что делать фирме, перед которой была одна-единственная задача, в решение которой никто не верил, а задача решилась, и что дальше, кроме краха?

Все так. Но это только половина ответа. Потому что Иванишвили никуда не бежал. И он ни в чем не виноват – по крайней мере в логике жанра, в которой он просто не мог поступить иначе. Да, проект реализован. Да, дальше никто ничего не планировал. Но не закрывать же из-за таких пустяков фирму!

Есть время агрессивных бизнес-стратегий, а есть пора консервативных инвестиций. Может быть, даже плановых убытков. Может быть, «Мечта» Бидзине Иванишвили и дорога, и он в самом деле видит себя каким-нибудь спасителем. Но у него, помимо «Мечты», полно других проектов. Зачем оставаться во главе того, который явно на сегодня не планировался как главный? Нужно просто найти хорошего и верного управляющего. А до тех пор, пока актив окончательно не признан непрофильным, от него не избавляются.

Все логично. Но логично и то, что все начало сыпаться. Только одну задачу мог придумать Иванишвили своему премьеру: оставаться у власти и стричь годовые. Но такая власть – как фирма с омертвевшими активами. Что делают с активами, которые не работают? Их растаскивают, как жестяную мелочевку с брошенного во дворе автомобиля. Политика, видите ли, обычное дело. Как было до Иванишвили, и как будет еще долго после.

И теперь у Иванишвили остается всего два варианта. Либо, проведя срочное заседание совета директоров, которое еще можно совместить с парламентскими выборами, гальванизировать впавшую в кому структуру. До следующего кризиса, который будет сколь скорым, столь и системным. Либо – вернуться и все начать сначала. Взяв все в свои руки. В том числе и ответственность.

Можно, впрочем, еще выборы и проиграть. На случай избавления от актива, который все-таки окажется непрофильным.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG